Галкина Г. О забытом...

Cудьба свела нас с госпожой Игсатовой в самом начале наших поисков истории 106 кавалерийской дивизии (Акмолинской). Именно она стала первым казахстанским журналистом, которая связалась с нами по этому вопросу и естественно одной из первых нами были переданы найденные архивные документы из ЦАМО г. Подольска, что позволили г-же Дине Игсатовой подготовить серию великолепных публикаций в журнале "Ару жан",“Жас казак” о наших поисках и судьбе отважных воинов 106 кав.дивизии. Мы бережно храним всю публикацию и нашу переписку.

Труд журналиста всегда остается "за кадром" его публикаций. Сегодня мы искренне радуемся тому, что Дина Игсатова сама стала героиней публицистического очерка.

Большое спасибо, уважаемая госпожа Галкина, за такую теплую и светлую публикацию!

Нам было очень приятно опять прочитать имена наших дорогих гостей, которые приезжали в сентябре 2010 года к нам в Харьков в составе официальной делегации Министерства обороны РК: Баткен Каирбековны Жексембековой (Капажановой), Сакимбек-ага Калгинбаева (ведь именно с письма его дочери Жанар и начались наши поиски этой дивизии!) и Каната Кулмагамбетова.

Мы очень благодарны Вам и за постоянный интерес к судьбе 106 кд (Акмолинской).

Увы, как профессиональный историк, могу сказать, что сегодня крайне трудно воссоздать ее судьбу: утерянные и уничтоженные документы, ушедшие из жизни выжившие в тех боях очевидцы... А бои в мае 1942 года были страшные! Настолько страшные, что сегодня на Харьковщине почти нет "братских могил" этого периода Великой Отечественной. Почему? Причина проста: постоянные бои за Харьков, глубокий немецкий тыл и совершенно бескровленное местное население. А как могли хоронить немцы военнопленных - этому есть масса свидетельств. Вся надежда на поисковиков- красноградцев опрос свидетелей,полевая работа,на российских поисковиков взаимосвязь с ЦАМО и на Минестерство Обороны Казахстана,работа с немецкими архивами.

Мы же с М. Каражановой подготовили к широкому доступу те документы, которые нам удалось раздобыть в Центральном архиве МО РФ (Подольск), они есть на нашем сайте и на сайте "Наследники ру". В свет вышла книга о судьбе 106 Казахской Национальной кавалерийской дивизии почетного поисковика Казахстана Кусаинова Майдана Комековича, нам приятно сообщить что в книгу включен и наш поисковый материл. Спасибо автору !

Спасибо, дорогие казахстанцы, за Ваш труд! Тема событий на Харьковщине в мае 1942 года - самая кровавая и горькая тема слобожанской истории, которую у нас никогда не забудут. Мы также хотим максимально знать  имена тех, кто нас спас.

С уважением, Татьяна Крупа - заместитель председателя ХГООК "Бирлик"

Дина  Игсатова, главный редактор журнала “Ару жан”, в последние годы всерьез

занялась поисковой работой - ищет следы пропавших без вести на фронтах

Великой Отечественной войны казахстанцев. В числе ее друзей-поисковиков

оказались казахстанцы и россияне

- Дина, все мы родом из детства, в  котором были отцы или деды-фронтовики, фильмы и книги о войне. Тема  войны особенно важна для тех, чьи родственники воевали на фронтах

Великой Отечественной войны... Они стараются узнать все факты участия в

ВОВ своих близких. Вы же пошли дальше ближнего круга, стали настоящим

поисковиком, ищите родственников тех, кто без вести пропал на войне и

спустя десятилетия их следы отыскались, занимаетесь поиском

малоизвестных фактов о ВОВ. Как случилось, что Вы, общественный деятель,

журналист, стали настоящим поисковиком?

Д.- Вы правы, все начинается с детства. В начале 50-х годов прошлого

века мой отец прошел обучение на курсах переподготовки в Ташкенте, и

его, молодого офицера, направили в Красную армию, в город Сталинабад

(нынешний Душанбе) на Памир. О своих родителях каждый из нас знает мало,

и я совсем не исключение.

В отцовских бумагах нашлись сведения, подтверждающие восхождение их

роты на Эльбрус, но на все приставания и вопросы отец просто

отмахивался, было и все, точка, одним словом. А что один год службы на

Памире засчитывался за два из-за сложных климатических условий, узнала

потом. В год 50-летия Победы отец со своими друзьями хлопотали за своего

друга Рахимжана Кошкарбаева. Он был часто в родительском доме. Из книг,

которые родители дали читать, было ясно, что в далекой Германии в его

честь были названы (причем давно) улица, школа и даже судоверфь. Звание

Героя Рахимжану-ага в тот год не дали, по какой причине, мне неизвестно.

По всей видимости, казахстанскую бюрократию пробить всегда было сложно:

и тогда, и теперь. Звезду Героя дали уже после его смерти его вдове.

Со знаменитой летчицей Хиуаз Доспановой из женского полка бомбардировщиков отец был знаком по комсомольско-партийной работе.

Г-Дина, расскажите, каким образом Вы установили связи с российскими поисковиками?

На 85-летие Героя Советского Союза Алии Молдагуловой в Актобе я поехала встретиться с Галиной Николаевной Курковой, главой управления культуры Новосокольнического района Псковской области. Галина Николаевна с тех самых краев, где погибла наша героиня. В ауле Алии стала свидетелем выступлений наших конкурсантов - проходил финал участников

патриотической песни. Лично мне, как обычному человеку, казалось, что

каждый из выступающих великолепен, а Галина Николаевна, как профи, объясняла, кто же все-таки лучший. Кстати, как она определила, так и получилось. Разъезжались в родные места, понимая, что свела и сдружила нас наша казахская девушка-снайпер.Пару лет назад в начале сентября заглянул в нашу редакцию Полат Онерович Джамалов, глава казахской диаспоры из Москвы. Тогда и возникла новая тема. Эта тема касалась пропавших на войне казахских дивизий,

ушедших на фронт в годы Великой Отечественной войны. Тогда речь шла

только о 106-й кавалерийской дивизии из города Акмолы, о судьбе которой

до сих пор нет полных данных. Хотя украинские журналисты и казахское

землячество Харькова уверяет, что они все погибли ( От Харьковских поисковиков -Мы никогда не утверждали так,в Харьковском котле было более 275 тыс военнопленных. Мы говорили о том, что судьба многих из них неизвестна), оказалось, что эти

утверждения неверны. Очередным их мифом, который любят повторять в

Казахстане, было и то, что казахскую конницу кинули на фашистские танки.

Занимаются ли поиском пропавших без  вести государственные структуры, насколько активно? И кто оказывает  содействие в этих поисках добровольцам, таким, как Вы?

Число пропавших без вести казахов на той войне оказалось очень

велико. Тема поисков на сегодняшний день актуальна, к сожалению, только

для одних их родственников, все эти годы безуспешно ищущих своих дедов и

прадедов. И такая ситуация характерна только для нашей страны, в других

же память чтит и оказывает всяческое содействие государство. А

материалов с каждым днем становится все больше и больше.

Помню свою первую встречу в Астане с Баткен Каирбековной Жексембековой

(Капажановой), отец которой ушел воевать в составе этой дивизии из

города Караганды и пропал без вести; с Канатом Кулмагамбетовым: его дед

Сагадат был в той дивизии старшим политруком, и о нем до сих пор нет

никаких вестей. При встречах они сильно волновались, а Сакимбек-ага

Калгинбаев, будучи в Алматы, когда пришел к нам в редакцию, тоже не

меньше их был взволнован, хотя выдержка у него отменная. Так и стали мы

обрастать связями.

Спасибо коллегам из газет “Жас казак” и “Новое поколение”, они стали

печатать результаты поисков. Когда газета “Дат. Общественная позиция” на

первой полосе своего номера дала фото 106-й кавалерии, откликнулась

родня Тажигали Уваисова, командира 307-го полка 106-й кавалерийской

дивизии. Они 70 лет ничего не знали о его судьбе. Очень помогла работа

областных архивов. Западно-Казахстанское областное управление архивов и

документации не только скрупулезно сверило имеющиеся у нас данные, но и

помогло связаться с теми, кто мог бы пролить свет. В Коктерекской школе,

что в Казталовском районе Западно-Казахстанской области (родина

Тажигали Уваисова), молодым и старым мы рассказали, что из их аула ушли

на фронт те, кого по праву можно и надо считать героями. Долго часами

обсуждали с Толеген-ага Сейткереевым, директором местного

историко-краеведческого музея: все сверяли и делились данными.

 Когда прошлой весной россияне запросили помощь - нашлись сведения о

танкисте Жумаше Рахметове, погибшем в Тверской области, к нам

присоединилась областная газета “Индустриальная Караганда”. Задружили с

российскими поисковиками, с главой Оленинской районной общественной

организации “Военно-исторический поисковый центр “Орел” Дмитрием Жуком.

Теперь, кажется, знаем всю его жизнь.

 - Наша газета публиковала материалы  об операции “Марс”, которые Вы для нас предоставили. Печально знаменитая “Операция “Марс” - одна из самых крупных неудач маршала Г. Жукова, в  которой погибли тысячи казахстанцев. Но теперь оказалось, что воинов,  участников операции “Марс”, неудачи преследуют и сегодня. Как это

произошло, что в списках воинов-казахстанцев, выбитых сегодня на плитах

мемориала, много грубых ошибок?

Когда смотришь на плиты мемориала в честь погибших казахов

100-й и 101-й особых бригад и списки на сайте Посольства Казахстана в

России (об этой их “грандиозной” работе так восторженно и часто говорит

сам Олжас Сулейменов), руки опускаются. Списки, подготовленные

посольскими работниками Казахстана, оказались непроработанными: в тех

именах, что выбиты сегодня на плитах мемориала по этим спискам, много

грубых ошибок в написании имен погибших. И это еще не самые роковые

ошибки. На плитах выбиты имена тех воинов, кто не лежит в могилах - они

были ранены, после госпиталя ушли воевать дальше, а есть даже те, кто до

сих пор жив и здоров. И уверяю вас, еще долго собирается жить.

Знаменитые 100-я и 101-я бригады воевали в Калининской области. В

нынешней же России Великие Луки и Невель - это уже Псковская область.

Там погибли Герои Советского Союза Алия Молдагулова и Маншук Маметова,

последней в этом году исполняется 90 лет, и, может, вспомнит об этом

хотя бы ее родная Западно-Казахстанская область. Спасибо посольским

“знатокам”: хоть двух этих девушек в мемориал в Ржеве не включили. Зато

имя заместителя командира бригады Абулхаира Баймульдина выбито на плитах

Ржевского мемориала, а между тем погиб он под Невелем, и благодарные

павлодарцы поставили на месте гибели земляка памятник.

Сам же мемориал с помпой установлен во Ржеве. Причем в том месте, где

казахстанцы не воевали. Ошиблись районом и местом в Тверской области.

Видимо, у главы Посольства Казахстана в России и любимой партии “Нур

Отан” свое представление о том, где памятнику быть.

Между тем родственники погибших солдат из Казахстана посещали и

продолжают посещать места самых кровопролитных боев в Оленинском районе

(заметьте, не в Ржевском) Тверской области. Именно в Молодом Туде

находятся две братские могилы и одна братская могила в Куркино

(Линьково), где покоятся наши казахи. И ждут... когда потомки их смогут

увековечить. В настоящее время только мраморная доска, увековечивающая

память бойцов 100-й и 101-й стрелковых бригад, установленная местным

скульптором Андреем Смирновым на левом берегу реки Тудовка в Оленино -

на свои собственные средства - является данью памяти подвигу

казахстанцев.

Когда же мы заговорили с депутатами о допущенной ошибке - и с местом

установления памятника, и с именами на мемориале - парламентарии

заявили, что перенести мемориал “мы с вами точно не сможем”. Получается,

тех парней, участников войны, которые для каждого из нас давно стали

дедами, предали, и предали не один раз. Только мне быть в числе

предателей совсем не хочется и совсем не потому, что там нет моей родни.

Как символично: ржевский мемориал воинской славы на полтора метра завален  снегом - холодными снегами забвения... До весны, до снеготаяния, закрыты от глаз людей и ошибки, вбитые в доски памятника...

- Дина,

конечно же, Вы делаете все возможное для памяти тех молодых ребят,

участников ВОВ, кто могли бы стать дедами, если бы не погибли... Каковы

последние результаты поисковой работы?

Мы узнали еще о двух казахских кавалерийских дивизиях - о 96-й,

сформированной в 1942 году в городе Усть-Каменогорске, и 81-й

кавалерийской дивизии из Джамбула. Имеющая статус национальной, 96-я

кавалерийская дивизия состояла из казахов Восточно-Казахстанской

области, после расформирования в 1942 году одна часть которой попала в

окружение под Харьковом, другая - под Великими Луками и Невелем.

Ушедшая из города Джамбула одной из первых в октябре 1941 года 81-я

кавалерийская дивизия храбро сражалась под Сталинградом. Вы сможете

найти множество книг российских историков об этой битве, и все они

отмечают вклад этого воинского формирования. Ученые историки уверяют,

что без кавалерийских дивизий, одной из которых и была 81-я Джамбулская,

ни о каком окружении и взятии в плен фельдмаршала Паулюса речи быть не

могло. Кавалерийские дивизии способствовали победе в Сталинградской

битве. Только в родном Казахстане об этом говорят мало или совсем

ничего. Мы по привычке будем поздравлять мужчин с праздником 23 февраля,

Днем Красной армии, в которой служили наши отцы и деды. А мне почему-то

вспоминаются слова из песни группы “Мотор-Роллер”: “Неужто ради ваших

склок, за хлеб и зрелища мешок мы погибали под огнем фашистских крыс?!”

Судя по всему, ответ на этот вопрос из прошлого необходимо дать каждому

из нас.

"Новое поколение"

twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru mail.ru ya.ru rutvit.ru myspace.com technorati.com digg.com friendfeed.com pikabu.ru blogger.com liveinternet.ru livejournal.ru memori.ru google.com bobrdobr.ru mister-wong.ru yahoo.com yandex.ru del.icio.us