Каражанова М., Крупа Т. Открывая неизвестные страницы Великой Отечественной войны (доклад)

КАРАЖАНОВА Макка

Сагангалиевна

Харьковское городское

национальное

общество казахстанцев

«Бирлик»

председатель

КРУПА Татьяна Николаевна

Музей археологии и этнографии

Слободской Украины Харьковского

национального университета имени В.Н.

Каразина

заведующая реставрационной

мастерской

ОТКРЫВАЯ НЕИЗВЕСТНЫЕ

СТРАНИЦЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ:

«ЗАБЫТАЯ» 106 КАВАЛЕРИЙСКАЯ ДИВИЗИЯ

(АКМОЛИНСКАЯ)

Все

дальше и дальше от нас трагические

события Великой Отечественной войны.

Однако, и сегодня еще остаются вопросы,

требующие кропотливого труда исследователя.

Одной из таких

проблем является исследование роли

национальных формирований в истории

Второй мировой войны; изучение их боевого

пути и установление судеб тысяч бойцов,

оставшихся на полях сражений или ―

пропавших без вести (по официальным

данным).

А если со

времен войны и до настоящего времени

остается не известной судьба целой

дивизии?

В 2010 году нами

была начата работа по установлении

судьбы 106 кд (Акмолинской).

Начало нашей

работы основывалось на устных рассказах,

передававшихся в казахстанских семьях,

о том, что харьковская земля полита

кровью тысяч казахстанцев в 1942 году.

Собственно, и на территории Харьковщины

существовали рассказы среди местного

населения о том, как под Харьковом на

немецкие танки в атаку шли кавалеристы.

Но кто они были, от куда ― устная традиция

умалчивала.

В одном из

разговоров с единомышленниками, появилась

информация о том, что в мае 1942 года под

Харьковом могла оказаться 106 кд

(Акмолинская).

В самом Казахстане

внимание 106 кд (Акмолинской) уделяет

известный поисковик: командир поискового

отряда «Мемориальная зона», профессор

ЕНУ имени Л.Н. Гумилева М.К. Кусаинов. В

своей монографии, посвященной 65-летнему

юбилею Великой Победы, он отмечает: «О

106-й кавалерийской дивизии, сформированной

в г. Акмолинске весной 1942 года, нет

документальных данных. Нет их и в святая

святых ― ЦАМО ― кроме справки на

полстраницы, что дивизия попала в

окружение и все документы захвачены

противником» [1].

Поначалу,

исследование и нами официальных данных,

доступных в академических изданиях,

касающихся истории войны на Харьковщине,

в базе данных «Книги Памяти» - не дали

положительных результатов. По иронии

судьбы, именно в это время на Харьковщине

действует еще одна 106 дивизия ― стрелковая

в составе 6 Армии. И это тоже вносило

свою долю путаницы в общении с поисковиками,

органами власти, научными и музейными

кругами.

Как выяснится

позже, и мнение уважаемого казахстанского

специалиста, и наше собственное ―

окажется весьма и весьма спорным. Вопреки

всему: документы будут нами найдены.

Но в самом начале

нашего поиска ― любая объективная

информация у нас отсутствовала. И именно

в это время мы получаем самую важную

для нас информацию: в это время мы

находим информацию Жанар

Калгибаевой

(Шимкент, Казахстан), которая сообщает:

«Мой дед, Шайык Калгинбаев, пропал без

вести в мае 1942 года... В городе Акмоле

формировалась 106-я кавалерийская дивизия,

в которую мой дед назначается начальником

ветеринарной службы. В апреле 1942 года

его дивизию направляют в Украину... Всю

дорогу дедушка пишет письма своей семье.

Дома у него оставались жена и трое детей.

В своем последнем письме, датированном

8 мая 1942 года, он сообщает, что его дивизия

остановилась в деревне Алексеевка

Харьковской области...» [2].

Позже мы смогли

не только познакомиться с сыном Шайыка

Калгинбаева ― лично, и уяснить его

судьбу (рис. 3,4), но и сложить «мозаику»

боевого пути 106 кд (Акмолинской) [3].

Это

были уже факты! И мы решили действовать:

сесть и поехать в Алексеевку. Мы уже

сидели в машине и увлеченно разговаривали

о том, что финальные бои этой операции

проходили на окраинах Краснограда ―

районного центра в Харьковской области.

Так мы оказались в Краснограде и в

Красноградском краеведческом музее

имени П. Д. Мартиновича. Именно в этом

музее мы, перелистывая любезно

предоставленные сотрудниками подборки

военных документов, и находим маленькую

строчку о 106-й казахской кавалерийской

дивизии: о том, что она расформирована

и передана в 6-й кавалерийский корпус[,5].

Как

было нами установлено, 106 кд шла десятью

эшелонами. Первый эшелон вышел из

Казахстана 23 марта 1942 года, а последний

эшелон прибыл на Харьковщину - 12 мая.

Десять эшелонов прибывали один за другим

беспрерывно. В Центральном архиве МО

РФ (Подольск) нами был найден «Акт

передачи дивизии» [6].

Этот акт - неоспоримое доказательство

того, что Акмолинская дивизия дошла до

линии фронта и, более того, что ее бойцы

участвовали в боях в качестве бойцов 6

кк.

В конце 2010 года

мы, совместно с группой под руководством

полковника МО РК М. Кахарманова (рис.

2), отправились для работы в Центральный

архив МО РФ (Подольск). И там мы нашли

новые документы. Среди них и политическое

донесение от 9 мая 1942 года. В нем речь

идет о собрании, проходившем в 6-м

кавалерийском корпусе. Вот цитата из

него: «...сегодня к нам пришло пополнение.

К корпусу прибыло пополнение в составе

полной кавалерийской дивизии 4175 человек,

в том числе комначсостава 356 человек,

младшего начсостава 528 человека, рядового

состава 3291 человек.

Начальствующий

состав дивизии состоит – из командного

состава 200 человек, из политсостава –

59, административно-хозяйственного

состава – 31, медперсонала – 27, ветеринарного

состава – 21, технического состава – 7

человек.

По национальности

90 процентов всего состава казахи...

Политико-моральное состояние личного

состава пополнения судя по их поведению

в пути и как выявлено в беседах –

здоровое. Пополнение обучено, обмундировано

по-зимнему...».

В архиве были

найдены оригиналы о создании 106 кд: в

конце 1941 года (рис. 5,6,7). В состав 106 кд

(Акмолинской) призывались новобранцы

из десяти областей Казахстана.

Тогда каким

же загадочным образом она выпала из

истории войны?

Проблема

в том,

что 16 марта 1942 года вышел приказ о полном

расформировании этой дивизии и пополнении

ее подразделениями других кавалерийских

частей. 21 марта 1942 года поступает

телеграфное распоряжение, в котором

говорится, что 106-ю дивизию нужно

немедленно отправить на пополнение. Но

из-за того, что первый приказ о

расформировании вступил в силу

основательно, 106-й дивизии «не стало».

В первом приказе

из ставки Верховного главного командования

от 16 марта 1942 года говорится следующее:

«В целях поднятия боеспособности

кавалерийских частей и создания

необходимых ресурсов для своевременного

обеспечения вполне подготовленным

маршевым пополнением ставка Верховного

главного командования приказывает:

расформировать

100-ю узбекскую, 106-ю казахскую и 107-ю

кыргызскую национальные кавалерийские

дивизии САВО;

вооруженные

расформированные кавдивизии обратить

в распоряжение военных советов на

довооружение остающихся во фронтах

кавдивизий, представив ГАУ к 1 апреля

донесение о количестве переданного

вооружения».

И 21 марта выходит

еще один приказ, и тут же рядом имеется

телеграфное распоряжение об отправке

6-го кавалерийского корпуса, уже усиленного

тремя полками расформированной 106-й

казахской дивизии, на пополнение

Юго-Западного фронта.

Но самой главной

причиной как трагических харьковских

событий мая 1942 года, так и загадочного

исчезновения 106-й кд (Акмолинской)

являлась, прежде всего, преступная

безответственность командования фронта

в лице маршала С.Тимошенко, генерала

И.Баграмяна и члена военного совета

Н.Хрущева. И когда Иосифу Сталину доложили

о поражении под Харьковом, он назвал

это катастрофой: «В течение каких-либо

трех недель Юго-Западный фронт, благодаря

своему легкомыслию, не только проиграл

наполовину выигранную Харьковскую

операцию, но успел еще отдать противнику

18–20 дивизий... Это катастрофа, которая

по своим пагубным результатам равносильна

катастрофе с Ренненкампфом и Самсоновым

в Восточной Пруссии...». Сталин в поражении

Харьковской операции также обвинил

руководство Юго-Западного фронта:

маршала Тимошенко, генерала Баграмяна,

после войны ставшего также маршалом, и

Хрущева, добавив при этом: «Если бы мы

сообщили стране во всей полноте о той

катастрофе, которую пережил фронт и

продолжает еще переживать, то я боюсь,

что с вами поступили бы очень круто...».

Чтобы понять

весь трагизм судеб тысяч бойцов,

необходимо отметить, что Изюмско-Барвенковская

операция мая 1942 года на Харьковщине ―

один из крупнейших просчетов Генерального

штаба в годы войны.

Май

1942. Генштаб СССР разрабатывает

наступательную операцию на

Изюмско-Барвенковском выступе для

освобождения Харькова. И хотя ситуация

на флангах для этого наступления

складывалась угрожающе для советских

войск, полностью игнорировались при

этом немецкие возможности (немецкое

командование параллельно разрабатывало

военную операцию «Фридерикус 1», которая

имела целью уничтожение этого выступа),

Генштаб принимает решение провести

наступательную операцию именно с этого

выступа. Результатом этого стало

окружение и уничтожение большой группы

советских войск. По немецким данным,

Красная Армия понесла потери около 270

тыс. человек.

Шок от такого

поражения был огромным. Поэтому очень

долго эту тему просто замалчивали, а

документальные свидетельства - стали

особо секретными. Часть документов и

вовсе была уничтожена.

Сегодня

мы

знаем: 106

кд (Акмолинская) пополнила 6 кавалерийский

корпус, который состоял из трех дивизий

– 49-й, 26-й и 28-й. Именно они и пополнились

за счет трех полков 106-й казахской

кавдивизии: 269-го, 288-го и 307-го полков,

состоящих на 90 процентов из казахов.

6-й кавкорпус, в свою очередь, вместе с

7-й танковой бригадой со всех сторон

окружил город Красноград.

В этот момент в

Краснограде находился штаб фельдмаршала

Паулюса. Но в решающий момент наступление

захлебнулось. Почему захлебнулась?

Потому что не было вооружения. У танковой

бригады кончилось даже горючее. И

танкистам самим приходилось выводить

боевую машину из строя, проще говоря, –

взрывать их.

6-й кавкорпус был

авангардным в этом наступлении. 49-я

кавдивизия оторвалась от основных сил

на 170 километров, ушла вперед, а 26-я – на

130 километров. То есть они так проникли

глубоко в тыл врага и, дойдя до Краснограда,

окружили его.

В итоге и танковая

бригада, и 6-й кавкорпус понесли

невосполнимые потери, попав в харьковский

«котел». Из 49-й кавдивизии командир

Борис Шестер вывел из «котла» тысячу

кавалеристов, но сам попал в плен. И в

плену сразу признался, что еврей. Его

тут же растреляли.

Например, в книге

группы авторов «Бои за Харьков» приводится

цитата из письма немецкого генерала

Клейста, который после поездки по району

только что стихших боев написал, что

«на поле боя везде, насколько хватало

глаз, землю покрывали трупы людей и

лошадей, и так плотно, что трудно было

найти место для проезда легкового

автомобиля».

Вот цитата из

этой же книги: «Один пленный советский

офицер-танкист рассказывал следующее

о визите в их часть маршала Тимошенко.

Когда Тимошенко наблюдал атаку своих

танков и видел, что немецкий арт-огонь

буквально рвет их в куски, он только

сказал: «Это ужасно!» Затем повернулся

и покинул поле боя».

Судьба 6 кк

генерала Бобкина - трагическая. Как и

трагическая судьба всех соединений,

оказалась в этом окружении. 6 кк прикрывал

отступление советских войск через«коридор»

в районе с. Чепель. Поэтому почти все

бойцы этого корпуса - погибли.

Очень

много наших бойцов оказались в плену и

прошли через немецкий коцентрационный

лагерь ДУЛАГ 205, который располагался

на месте карьера кирпичного завода

(сейчас это - окраине Краснограда).

Конечно, историки

проанализировали ситуацию. И еще

предстоит научному миру провести

дополнительные исследования.

Харьковское

городское национальное объединение

казахстанцев «Бирлик» видит свою миссию

в увековечение памяти трагичного

подвига.

Сегодня нам под памятник выделили два

места. Первое – это в 3-м микрорайоне

рядом со школой, в городе Красноград

Харьковской области. Район очень живой,

очень красивое место. Как раз напротив

школы. Самое главное, - это та самая

местность, где шли самые последние бои

6-го кавалерийского корпуса. Второе: на

месте бывшего пересыльного немецкого

концлагеря ДУЛАГ 205.

В 2011

году, по нашей инициативе и на базе Музея

археологии и этнографии Слободской

Украины Харьковского национального

университета имени В.Н. Каразина, Центракраеведения

Харьковского национального университета

имени В.Н. Каразина и

ХГНОК «Бирлик»біл

проведен “круглый

стол», посвященный 69-й годовщине событий

«харьковского котла» (Изюмско-Барвенковская

операция мая 1942 года). Участниками

встречи стали представители городской

и обласной государственных администраций,

городской администрации Краснограда,

национальных общин города Харькова,

слободского казачества, ветеранских

организаций, поисково-научной

общественности нашего города. В работе

принял участие Почетный гражданин

Краснограда и сотрудник Центрального

архива Министерства обороны РФ М. Карцев[7].

На этом

представительном городском форуме и

была поддержана наша идея: увековечить

память о казахстанских дивизиях,

действовавших на Харьковщине в годы

войны (первый участок у школы) и создать

мемориал памяти всех жертв «харьковского

котла» (второй участок на месте бывшего

ДУЛАГ 205).

Нами запущены

Интернет-проекты на официальном сайте

ХГНОК «Бирлик» (http://birlik.org.ua).Раздел

«Память» посвящен погибшим казахстанцам

на Харьковщине в годы войны(http://birlik.org.ua/poisk),

раздел «106 кд» (http://birlik.org.ua/106)

— посвящен судьбе бойцов 106 кд (Акмолинской)

и всем перипетиям поисково-научной и

исследовательской работы с этим

связанных.

Мы активно

сотрудничаем с казахстанской стороной:

еще в сентябре 2010 года (фактически с

самого начала наших поисков судьбы 106

кд) мы были инициаторами приезда

официальной делегации МО РК в Харьков

(http://birlik.org.ua/del2010).

В числе приехавших были дети и другие

родственники погибших бойцов (рис.1).

Сегодня (27 апреля

― 5 мая 2012 года) Харьковщина принимает

другую официальную делегацию из

Казахстана: поисковый отряд «Мемориальная

зона» под руководством профессора М.К.

Кусаинова (рис. 8). В настоящее время ―

этот десятидневный визит - в разгаре.

Нам очень приятно, что коллега М.К.

Кусаинов отметил наши скромные заслуги

в поисках

исторической справедливости в отношении

106 кд (Акмолинской) в одной из последних

своих работ [8].

Нами планируется

и издание сборника документов, найденных

нами в ЦАМО. Дорогу - осилит идущий!

Список

литературы:

1.

Кусаинов М.К. Акмолинцы ― на фронте и в

тылу. - Астана: ИД «Сарыарка», 2010. - С. 192.

2. Калгинбаева

Ж.

Откликнитесь, старые бойцы! //[Электронный

ресурс]. -

Режим доступа:http://www.kazpravda.kz/print.php?chapter=1116622272&ar=true

3.

Каражанова М., Крупа Т. Шайык

Калгинбаев - начальник ветеринарной

службы 106 кд//[Электронный

ресурс]. -

Режим доступа:http://birlik.org.ua/page/shajyk-kalginbaev-nachalnik-veter-sluzhby-106-kd

4.

Крупа Т. В

поисках пропавшей дивизии: 65-летию

Великой Победы и Дню защитника Отечества

в Казахстане посвящается //[Электронный

ресурс]. -

Режим доступа:http://www.formuseum.info/2010/05/07/krupa1.html

5.Крупа

Т. День Победы на Красноградщине: по

следам майских событий 1942 года//[Электронный

ресурс]. -

Режим доступа:http://www.formuseum.info/2010/05/12/krupa.html

6.Каражанова

М., Крупа Т. 106 кд (Акмолинская): ОригиналАкта

о приемке дивизии//[Электронный

ресурс]. -

Режим доступа:http://www.formuseum.info/2010/11/08/106akt.html

7.«Круглый

стол»: «Неизвестные страницы событий

мая 1942 года на Харьковщине» //[Электронный

ресурс]. -

Режим доступа:http://www.formuseum.info/2012/02/04/kruglyjj_stol.html

8.Кусаинов

М.К. Фронтовая судьба солдата, Золотой

фонд Отечества. - Книга 1. - Астана:

ИД «Сарыарка», 2011.

- С. 148.

twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru mail.ru ya.ru rutvit.ru myspace.com technorati.com digg.com friendfeed.com pikabu.ru blogger.com liveinternet.ru livejournal.ru memori.ru google.com bobrdobr.ru mister-wong.ru yahoo.com yandex.ru del.icio.us