Татьяна Крупа: Точное количество пропавших без вести на Харьковщине не назовет никто!

06.09.2012

В номере «ЛИТЕР-Недели» от 21 апреля прошлого года был опубликован материал «Исчезнувшие», первая статья на территории Казахстана, посвященная сенсационным находкам в Украине. 
Спустя почти 70 лет родные и близкие 4 тысяч бойцов 106-й кавалерийской дивизии впервые узнали об их трагической судьбе. С мая 1942-го и до 2010 года дивизия в полном составе считалась пропавшей без вести. Сразу же после первых результатов поисков маховик этой истории закрутился. Уже в сентябре 2010 года в Украину приезжает первая официальная делегация Минобороны РК, в состав которой входят и родственники погибших. Они посещают места кровопролитных боев в печально известном Харьковском котле, где сегодня уже  планируют воздвигнуть мемориал павшим в мае 1942 года.  В Украине поиски информации по нашему воинскому соединению продолжаются, всплывают новые и новые установленные имена, и поток гостей из Казахстана на харьковскую землю не прекращается. Историк Татьяна Крупа – одна из тех энтузиастов, которым казахстанцы обязаны установлением истины о судьбе своих земляков. 

ЛИТЕР-Неделя: Татьяна, работы по Харьковскому котлу, насколько я могла понять, начались недавно?

Т.К.: Наш с Маккой Каражановой (глава казахского землячества Харькова. – Прим. ред.) интерес к событиям мая 1942 года на Харьковщине  возник случайно. Хотя я и историк по специальности, но моя специализация – древняя и средневековая история и  археология. И когда моя подруга Макка в апреле 2010 года завела со мной разговор о 106-й кавалерийской дивизии и событиях мая 1942 года на Харьковщине, я, честно говоря, не знала, что ей ответить. Эта тема очень обширна и, учитывая различные коллизии уже послевоенной истории, полноценно еще не изучена. С другой стороны, о создании в годы Великой Отечественной национальных дивизий всегда было хорошо известно. Поэтому идея поинтересоваться 106-й кавалерийской дивизией и ее связью с родной Слобожанщиной мне показалась не только интересной. Интерес подогревали полулегендарные рассказы о том, как тут у нас под Харьковом в войну кавалеристы с шашками кидались на немецкие танки. Как оказалось, такие же легенды упорно существуют и в нынешнем Казахстане... По иронии судьбы в мае 1942 года на Харьковщине действовала еще одна 106-я дивизия — только не кавалерийская, а стрелковая. И это тоже усложняло поиск. Легенды о кавалеристах в годы войны я слышала на Слобожанщине фактически с детства. И когда Макка спросила меня конкретно о 106-й кавалерийской, я поняла, что информации о ней у нас нет. Особо хочу отметить ту сакральную роль, которую сыграла информация Жанар Калгибаевой из Казахстана, которая сообщила в своем письме следующее: «Мой дед Шайык Калгинбаев пропал без вести в мае 1942 года... В городе Акмоле формировалась 106-я кавалерийская дивизия, в которую мой дед назначается начальником ветеринарной службы. В апреле 1942 года его дивизию направляют в Украину... Всю дорогу дедушка пишет письма своей семье. Дома у него оставались жена и трое детей. В своем последнем письме, датированном 8 мая 1942 года, он сообщает, что его дивизия остановилась в деревне Алексеевка Харьковской области...». Это были уже факты! И мы решили действовать: сесть и поехать в Алексеевку. 7 мая мы оказались  в Красноградском краеведческом музее имени П. Д. Мартиновича и стали вдвоем активно собирать информацию: военкомат, научная литература, краеведы... Сегодня мы точно знаем, что 106-я кавалерийская дивизия, также известная как Акмолинская,  вошла в состав 6-го кавалерийского корпуса. Ну а о его присутствии на Юго-Западном фронте  хорошо известно. Давно опубликованы карты событий мая 1942 года с четким обозначением ситуации театра военных действий. В мае 1942 года на Юго-Западном фронте под Харьковом произошла самая настоящая трагедия: в результате неумело спланированного контрнаступления огромное количество наших солдат погибло. Многие попали в плен, где тоже почти никто не выжил.  Финал этой трагедии разыгрался именно на окраинах Краснограда. А достойные сыновья нынешнего Казахстана сыграли в этой драме ведущую роль: будучи в рядах 6-го кавалерийского корпуса, они прикрывали попытку отхода Красной Армии.

ЛИТЕР-Неделя: Насколько мне известно, именно в этих боях в большом количестве участвовали уроженцы Средней Азии. Так ли это? 

Т.К.: Да, это так. Помимо уже упоминавшихся событий мая 1942 года, в которых принимала участие 106-я кавалерийская дивизия, были еще события 1943 года. Периода освобождения Харьковщины. Тут среднеазиатских имен, равно как и других, очень много. Казахи лежат в братских могилах Чугуевщины, Волчанского района. Участвовали казахи и в освобождении Краснограда в 1943 году. Помимо казахов есть братские могилы, где много узбеков. Как, например, братская могила в моем родном поселке Пересечное Дергачевского района Харьковской области. Есть забайкальцы и сибиряки, есть весь многонациональный бывший Советский Союз в срезе.

ЛИТЕР-Неделя: В последнее время информация о пропавших без вести воинах стала поступать с Украины все чаще и чаще. На сегодняшний день личности скольких бойцов уже установлены?

Т.К.: Такие данные вне моей компетенции. Думаю, что этот вопрос вам значительно лучше смогут осветить специалисты в этом периоде. Есть проект «Книга Памяти. Харьковская область». Есть военкоматы. Все эти и другие структуры ведут учет. Наша же задача с Маккой Каражановой — иная. Мы с ней затронули только некоторые события Великой Отечественной на Харьковщине. Но, затронув их, мы стараемся эту информацию пустить дальше. Поэтому были созданы разделы на официальном сайте харьковского городского национального объединения казахстанцев «Бирлик», посвященные нашим поискам и их результатам. Что касается Краснограда, сегодня идет вопрос о строительстве мемориала жертвам Харьковского котла мая 1942 года на месте пересыльного немецкого концлагеря ДУЛАГ-205 и установки памятного знака в честь казахстанских дивизий. Красноградским горсоветом была выделена земля для этих проектов. А совсем недавно на сессии городского совета Краснограда был принят проект мемориала жертвам Харьковского котла мая 1942 года на месте пересыльного немецкого концлагеря ДУЛАГ-205 талантливого харьковского архитектора В. А. Чернова. И мы, харьковское землячество «Бирлик», являемся инициаторами этого строительства и разработки проекта. Мы благодарны всем неравнодушным к этому вопросу! Всем, кто нас поддержал! И искренне надеемся, что сможем довести это дело до конца. Сегодня мы готовы рассмотреть любые предложения по финансированию строительства этого мемориала.

ЛИТЕР-Неделя: О каком количестве пропавших без вести только на территории Харьковской области приблизительно может идти речь? 

Т.К.: Во время только одних событий мая 1942 года, по немецким данным, СССР понес около 270 тысяч человек безвозвратных потерь. Из этого количества — доля 106-й кавалерийской дивизии (Акмолинской), родственники погибших бойцов которой 68 лет не знали ровным счетом ничего о судьбе сыновей, отцов. Смею утверждать, что точного количества пропавших без вести за годы войны на Харьковщине вам не назовет никто. 

ЛИТЕР-Неделя: Какие основные трудности возникают в процессе поисковых работ? 

Т.К.: Сложный вопрос. Можно ли считать трудностями недостаток информации? Или трудности — это недостаток средств? Все наши скромные исследования держатся на нашем личном энтузиазме, терпении наших семей и помощи друзей и единомышленников. Особых трудностей я не вижу. Но есть цели и есть дорога к ним. А ее, как известно, осилит идущий.

ЛИТЕР-Неделя: Какое участие в поиске информации и установлении личностей погибших принимает казахское землячество? 

Т.К.: Собственно, все эти поиски и проходят под эгидой казахстанского землячества «Бирлик».

ЛИТЕР-Неделя: В настоящее время на территории СНГ наблюдается некий конфликт между странами в трактовке истории Великой Отечественной войны. В частности, российская сторона крайне остро воспринимает любую негативную информацию о Советской Армии. В Западной Украине и странах Прибалтики идут обратные процессы. Каково ваше мнение как историка, есть ли надежда когда-нибудь выстроить максимально объективную картину той войны? 

Т.К.: Как я уже сказала выше, я лично не являюсь специалистом в области истории Второй мировой войны. Но любой историк в своих исследованиях обязан руководствоваться некоторыми принципами: историзма, критической оценки исторических источников... По моему убеждению, нельзя выдернуть факты из контекста и строить на них новые теории. И плохо, когда в консультанты историкам навязываются политики. Думаю, что разумно эту весьма широкую историческую проблему изучать без спешки, особенно давая оценку всем фактам и событиям войны. Какая бы эта оценка ни была. Ну и немаловажно  развивать поисковое движение. Ведь оно добывает факты, которые не всегда есть в архивах.

Беседовала Альбина АХМЕТОВА, Алматы – Харьков


twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru mail.ru ya.ru rutvit.ru myspace.com technorati.com digg.com friendfeed.com pikabu.ru blogger.com liveinternet.ru livejournal.ru memori.ru google.com bobrdobr.ru mister-wong.ru yahoo.com yandex.ru del.icio.us