Только правда о 106 Казахской национальной кавалерийской дивизии

25.04.2013

В Украине завершились съемки документального фильма о пропавшей казахской дивизии

«Литер» стал первым казахстанским изданием, где был опубликован сенсационный материал о казахских кавалеристах. Почти 70 лет более 4 тысяч наших земляков считались пропавшими без вести.

На днях завершились съемки документального фильма, посвященного результатам работы исследователей и поисковиков. Кроме того, освещение съемок картины превратилось в настоящее расследование, в результате которого удалось выяснить еще более шокирующие сведения.

О чем молчал терновник

Несмотря на то что документальная картина под рабочим названием «О чем молчал терновник» уже практически снята, не исключено, что данная тема будет иметь продолжение. Дело в том, что автором сценария фильма выступила корреспондент газеты «Литер», автор того самого сенсационного материала «Исчезнувшие», в котором впервые была приоткрыта завеса тайны 106-й кавалерийской дивизии, ваша покорная слуга Альбина Ахметова. Поэтому возьму на себя смелость писать свой репортаж о съемках фильма и о событиях в Харьковской области спустя 70 лет после трагических событий уже не как сторонний наблюдатель, а как непосредственный участник съемочного и поискового процессов.

Начнем с того, что путь на экраны у данной истории был весьма долгим. Почти два года понадобилось для того, чтобы наконец найти лиц, заинтересованных в экранизации одной из самых трагических страниц Великой Отечественной войны и, в частности, казахстанского народа. Напомним, что 106-я казахская кавалерийская дивизия в полном составе буквально испарилась под Харьковом весной 1942 года. И все эти годы судьба кавалеристов оставалась неизвестной для их близких. Позорный провал советской тактики в так называемом Харьковском котле, трагедия, которую спровоцировали безграмотные действия командования, и дальнейшее замалчивание обстоятельств той бойни обрекли сотни тысяч воинов, оказавшихся в той мясорубке, на забвение. «Литер» выдал уже целый ряд публикаций о вновь и вновь открывающихся фактах относительно тех событий, а также с именами бойцов, чьи останки удалось найти и идентифицировать поисковикам. Материала набралось на целый фильм. Однако даже после завершения съемок дальнейшее общение с местными стариками помогло обнаружить еще целый ряд новых историй, которые могут стать достойной основой для продолжения темы. Однако обо всем по порядку.

Как уже говорилось ранее, рабочее название фильма – «О чем молчал терновник». Дело в том, что на месте кровопролитных боев в районе города Красноград Харьковской области, где события тех лет развивались наиболее трагично, вырос терн, который в казахских традициях считается символом скорби и слез. Представители казахского землячества Харькова усмотрели в этом особый мистический знак. Экранизацией истории занялась съемочная группа «Телерадиокомплекса Президента Республики Казахстан». Стоит отметить, что инициатором создания фильма выступил лично генеральный директор компании Ерлан Бекхожин. За что ему благодарны все близкие бойцов-кавалеристов, которые только сейчас дождались признания подвига своих предков и узнали всю правду об их судьбе. Режиссером картины стал Ерлан Сагинов. В качестве ведущего выступил Азамат Ашимов. Оператор – Кайрат Амиржанов, осветитель – Галым Медетов. Ребята из съемочной группы намотали по деревням Харьковской области несколько сотен километров, находя там живых свидетелей тех событий. Помимо Украины, съемки также проходили в Москве и Астане, где собрали потомков погибших бойцов. Как нам рассказали в ТРК, вместо ожидаемых пяти человек, у которых планировалось взять интервью, поговорить пришлось с тринадцатью. И это далеко не все родные кавалеристов. Как уже говорилось ранее, не исключено, что проект в скором времени будет продолжен. Что касается нынешнего фильма, его премьера ожидается 9 мая. Но стоит сказать, что история поисков фактически только начинается. Уже после отъезда съемочной группы мы вместе с главой казахского землячества в Харькове Маккой Каражановой самостоятельно двинулись в сторону Краснограда, в котором и происходили кровавые события в мае 1942 года. То, что нам удалось узнать на месте, те факты, которые способна подкинуть реальная жизнь, не придут в голову ни одному, даже самому изобретательному сценаристу.

Тайны Краснограда

Городок Красноград, районный центр с населением, согласно последней переписи, в 22 тысячи 900 человек, на первый взгляд может показаться совершенно ничем не примечательной провинцией. Если бы не огромное количество памятников, в которых отражены все слои разных лет трагической истории города. Нас с Маккой Каражановой встретил сам мэр города Владимир Максим прямо на пороге здания администрации. Стоит отметить, что это одно из немногих сооружений, уцелевших в городе после войны. Основная часть Краснограда в период 1942–1943 годов была полностью разрушена. Что касается здания мэрии, о нем особый разговор. Дело в том, что в период годовой немецкой оккупации в нем располагалась комендатура – над входом висел фашистский флаг, а по коридорам и кабинетам двух этажей сновали немцы и местные полицаи. Если для казахстанцев подобные картины знакомы только по военным фильмам, то для старейших жителей Краснограда эти события прочно врезались в реальную память. За год город трижды переходил из рук в руки. Кстати, ни в наружном дизайне, ни во внутреннем интерьере здания за прошедшие десятилетия ничего практически не изменилось. Так что, попав внутрь, даже человек без особо богатого воображения рискует явственно услышать топот сапог и немецкую речь. Старинные здания долго хранят историческую энергетику.

– Этому зданию уже более 100 лет, – пояснил Владимир Максим. – Много оно видело на своем веку и в гражданскую войну, и в Отечественную.

По словам Владимира Ивановича, казахстанцы стали уже неотъемлемой частью той самой многослойной трагической истории города. Наших там очень хорошо помнят до сих пор.

– У нас есть огромное желание увековечить память о павших героях, – говорит Владимир Иванович. – Сейчас мы предварительно рассматриваем два места для постройки мемориалов. Один – на месте непосредственных боев, и второй там, где располагался Дулаг (лагерь для военнопленных. – Ред.).

Мэр также рассказал, что основная часть жителей города, которым на момент кровопролитных боев и последующей оккупации было 14-16 лет, сразу после освобождения Краснограда осенью 1943 года единодушно ушли на фронт. И у местной молодежи были на это очень веские причины. Именно подростков немецкое командование и полицаи гоняли хоронить убитых красноармейцев.

Алексея Ивановича Ширкова мы встретили прямо в коридоре мэрии. Пожилой человек отлично помнит, как прикапывал трупы погибших бойцов. По его словам, никаких специальных могил никто не рыл. Где найдут убитого, там же и землей закидывали. Так что стихийные могилы, большинство из которых до сих пор не обнаружено, в этих местах повсюду. Как отметил Алексей Иванович, среди убитых он видел очень много казахов, которых он сам придавал земле по мере возможности.

– Бои здесь шли постоянно, – рассказывает Владимир Максим. – Земля до сих пор просто нашпигована железом. Вот буквально две недели назад в город привезли найденную мину. Песком обложили… Я считаю, что это место – священно. И мы бы хотели обратиться к нашим казахстанским друзьям за посильной помощью в организации мемориала.

Кстати, в самом городе память погибших казахстанцев планируется увековечить не совсем привычно. Вместо традиционной стелы или претенциозного монумента власти хотели бы разбить парк, возможно, с казахским названием и украсить его элементами казахской культуры. Именно в этом плане участие казахстанской стороны просто необходимо. В ассортименте парковых растений местные жители были бы рады видеть ту же тяньшанскую ель, например. И, конечно же, здесь должна быть привезенная казахстанская земля.

– Мы готовы рассмотреть любые совместные проекты, – говорит мэр. – У нас одна, общая история. Мэрия готова выделить участок земли и принять любое название, парк может быть Акмолинским (по месту формирования 106-й дивизии, – Ред.), Казахстанским… Построим там Фонтан дружбы.

Как пояснил Владимир Иванович, памятный парк хотелось бы построить в центре города у школы. Захоронений там нет, а стелу на «пустышку» ставить нельзя. Стела будет установлена на месте действующего мемориала, который уже имеется в Краснограде и построен над братской могилой. Правда, этому мемориалу уже 20 лет, и он нуждается в серьезной реконструкции. Стоит напомнить, что в этой могиле также покоится немало наших земляков, так что помощи Казахстана в ремонте памятного сооружения местные власти также были бы рады.

В Краснограде День победы 9 Мая традиционно отмечают с особой торжественностью. Историю здесь чтят трепетно все, от мала до велика, и к праздничным мероприятиям готовятся загодя.

Люди и судьбы

Наш дальнейший маршрут пролегает непосредственно по пути следования наших кавалеристов 70 лет назад. К сожалению, ввиду ограниченного времени проследовать от самого начала и до конца мы не успели. В Краснограде к нам присоединился Александр Билым, руководитель местного поискового отряда «Феникс К». Именно Александру мы обязаны тем, что казахскую кавалерию удалось вытащить из забвения. В свое время именно Билык нашел скелет азиатской лошади, которых на территории Украины никогда не было. С этого и начала разматываться нить поисков.

Саша стал нашим проводником по деревням Красноградского района, где все еще живут очевидцы страшных событий Харьковского котла. В первую очередь приезжаем на место, где был расположен тот самый Дулаг. Как мы уже писали ранее, здесь содержалось порядка 300 тысяч пленных, прямо под открытым небом, без еды и воды. Люди умирали ежедневно. Место для лагеря на дне лога было выбрано не случайно. Неподалеку располагаются естественные песчаные карьеры, также рядом располагается железная дорога, соединяющая между собой Харьков и Красноград. Можно смело сказать, что данная местность вся стоит на костях. Пленные умирали от голода, жажды и ран, их расстреливали и тут же наспех закапывали. Никаких раскопок на месте Дулага до сих пор не производилось, и сколько человек там покоится, до сих пор неизвестно. Как уже упоминалось, в силу определенных причин историю Харьковского котла на протяжении десятков лет старательно замалчивали и по максимуму затирали.

Подтверждением тому служат сразу несколько фактов. Во-первых, березовая роща как продолжение Хомутовского леса. Выясняется, что она была высажена уже в 60-е годы прямо на месте массовых братских могил. Именно для того, чтобы закрыть к ним доступ и скрыть реальное количество потерь. Саша посетовал, что вести какие-то поиски в роще бесполезно. Помимо образовавшегося за 70 лет слоя земля, там же выросли слои бытового мусора.

– Даже металлоискатель не возьмет, – уверенно заявил Билык. – Это как минимум на полметра надо почву сдирать. Никто этого делать не позволит. Деревья же плотно растут.

Между логом и лесом располагаются дачи и садоводческие хозяйства. При этом владельцы участков искренне не знают, что их владения стоят на костях.

– Смело отсчитывайте отсюда 5 километров в ту сторону, – Саша показывает рукой в сторону Харькова. – Это будут сплошные могилы, про которые никто не знает.

Деревни по пути нашего следования располагаются друг от друга на значительном расстоянии. Как рассказал Александр Билым, многие довоенные села попросту были стерты с лица земли. Нередко, вместе с жителями…

Как сказал Билым, даже при самых тщательных раскопках повальное большинство останков найти не удастся никогда. Например, в Большой Михайловской балке, где также располагались части нашей 106-й кавалерийской дивизии, согласно письму одного из бойцов, сразу после войны был построен большой пруд. Вода скрыла массовые захоронения. Так что официально указанная цифра потерь в Харьковско котле в более чем 300 тысяч человек значительно занижена.

Что касается лагеря Дулаг, где, согласно предварительным данным, содержалось порядка 300 тысяч пленных, сразу после начала наступления советских войск выживших узников немцы погнали в сторону Сталинграда. И о судьбе большинства из них ничего не известно. Кто умер по дороге, кто был расстрелян, кого куда переместили в итоге – ничего! Сколько было среди этих узников наших земляков – тоже неизвестно.

Однако удалось выяснить, что часть пленных была выкуплена. Одним из таких покупателей был некий итальянец, который сначала выторговал себе порядка 20 русских бойцов, затем еще около 20 казахов. Впоследствии они были переправлены в Италию, где воевали в рядах антифашистского сопротивления. Установление их имен и дальнейшей судьбы – это уже отдельная тема.

Выкупали пленных и местные женщины. Мы уже рассказывали о невероятной истории любви жительницы села Березовка по имени Катерина и казахского офицера, который назвался Семеном Шариповым. До недавнего времени было известно, что по прибытии в село Семен вместе с несколькими другими офицерами был определен к вдове на постой. Надо полагать, что высокий, статный, смуглый красавец сразу приглянулся одинокой вдове с ребенком. В результате провала Харьковской операции Семен Шарипов попал в плен. Удивительно, но Катерина смогла отыскать его среди нескольких сотен пленных в печально известном Дулаге. Она буквально вымолила у руководства лагеря отдать ей Семена в обмен на нехитрые продукты, которые она смогла собрать в то голодное время – яйца, хлеб, молоко. Семен и Катерина прожили вместе год. У них родился сын. Осенью 1943 года, когда Березовка была освобождена, Семен Шарипов сам явился в штаб Красной Армии и попросился добровольцем на фронт. Известно, что он храбро сражался, был награжден орденом и погиб под Одессой в 1944 году. Как мы уже говорили, на момент знакомства с Семеном у Катерины был уже один сын. Родился второй… Через какое-то время один из мальчиков умер, и Катерина стала уверять окружающих, что умер именно сын Семена. Однако все сельчане единодушно утверждают, что Николай, Мыкола, выживший сын Катерины, был просто копией своего отца – такой же высокий, смуглый, раскосый, с густыми бровями. И записан он был как Николай Семенович Шарипов. Наверняка, Катерина совершила подмену. Тем более что вскоре она поспешила покинуть родную Березовку и переехала в соседнее село Шляховое. Именно наши собственные поиски в Шляховом дали совершенно неожиданный результат…

В данных о пропавших без вести бойцах 106-й кавалерийской дивизии значится Зейнулла Шарипов. Его данные с просьбой о помощи с любой информацией неоднократно печатали и мы в своих материалах. Было в нашем распоряжении и фото Зейнуллы – красивый, высокий, статный, густые черные волосы, густые брови… А вдруг? И мы начали активные расспросы жителей Шляхового, кому за 80. Кстати, могилу Катерины удалось обнаружить там же, на местном кладбище. В результате бесконечных расспросов местных и уже прочно перейдя с русского языка на распространенных здесь суржик, мы вышли на дом Александры Власенко, бабы Шуры. В мае 1942 года она была еще подростком. Впоследствии до самой смерти «досматривала» бабу Катю, ухаживала за ней и сама же похоронила. О перипетиях личной жизни Катерины Шура знала больше остальных. И Семена тоже хорошо помнит до сих пор… Макка достает из машины свой ноутбук, где имеется фото разыскиваемого Зейнуллы Шарипова. В волнении показывает фотографию бабе Шуре.

– Он, – уверенно говорит баба Шура. – Семен. Точно.

Поражаясь такому повороту событий, выясняем дальнейшую судьбу Николая, сына, как теперь уже выясняется, разыскиваемого Зейнуллы Шарипова.

– Я так и думал, что нахимичила баба Катя с документами, – замечает Александр Билык. – Не того сына в умершие записала.

Судьба у Николая, правда, оказалась трагичной. В свое время он женился на некой Марусе, которая приехала в село на сезонные работы из Брянска. Молодожены уехали в Одессу, где у них родилась дочь. Однако в 1973 году при неясных обстоятельствах Николай повесился. Но дочь осталась и, не исключено, что она до сих пор может жить в Одессе, имея уже собственных детей. И даже не подозревая, что в Казахстане у нее имеются кровные родственники! К сожалению, имени внучки Зейнуллы мы пока не знаем. В самое ближайшее время мы начнем ее поиски.

А пока, будучи уже в Алматы, я связалась с внучкой первого наркома Казахской ССР Нуркана Сеитова Диной. О самом Нуркане мы уже писали в нашей газете. Имея твердую бронь, он добровольно ушел на фронт и разделили печальную участь бойцов 106-й кавалерийской дивизии. Зейнулла Шарипов был родным братом жены Нуркана, то есть двоюродным дедушкой Дины. Весть о том, что обнаружены следы потомком Зейнуллы, внучка легендарного наркома восприняла с восторгом.

– Мы предполагали, что Семен Шарипов может быть моим дедушкой, – сказала Дина Сеитова. – Но теперь, когда это точно известно… Я даже не знаю, что сказать!

Кстати, со своей казахской женой Зейнулла детей родить не успел. Поэтому найти украинских потомков для его казахстанских родственников теперь особенно важно.

Стоит также отметить, что в ходе расспросов выяснилось, что только в одной Березовке местными женщинами из плена было выкуплено еще трое казахских бойцов. И от украино-казахских браков остался еще, как минимум, один ребенок, которого мы также уже начали искать.

В качестве завершения хотелось бы отметить, что поначалу проявившееся удивление такой необыкновенной душевности украинцев, их желанию и готовности помочь в любом вопросе после детального общения сменилось пониманием. Эти люди действительно хлебнули настоящего горя, которое им не забыть до конца жизни. Война в виде обелиска в каждой деревне и живых очевидцев – это совсем недавнее прошлое. И эти люди до сих пор благодарны тем, кто способствовал их освобождению от того кошмара. И память о казахских джигитах они хранят также бережно, как и о многих других. Как-то в ходе бесконечных наматываний километров по украинским степям Александр Билым посетовал, что порой его поисковую работу, на голом энтузиазме, не понимают. Все спрашивают, зачем ему это нужно? Зачем это нужно Макке Каражановой, Татьяне Крупе и многим другим украинским друзьям, самоотверженно сражающимся за установление каждой детали, за поиск истины. Ответ на этот вопрос однозначный. Чтобы этого никогда больше не повторилось.

Создание документального фильма и наши собственные результаты расследований – это, несомненно, только начало большого поискового пути. И мы будем рады любой помощи от наших сограждан в этом нелегком деле. Все координаты украинских поисковиков и казахского землячества в Харькове находятся в редакции газеты «Литер».

Альбина АХМЕТОВА, фото Макки КАРАЖАНОВОЙ, Алматы – Киев – Харьков – Красноград

http://www.liter.kz/index.php?option=com_content&task=view&id=13291

twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru mail.ru ya.ru rutvit.ru myspace.com technorati.com digg.com friendfeed.com pikabu.ru blogger.com liveinternet.ru livejournal.ru memori.ru google.com bobrdobr.ru mister-wong.ru yahoo.com yandex.ru del.icio.us