Варшавская Л. Великий Шелковый путь: легенды и жизнь

21 декабря 2011 г. Бірлік Просмотров: 2347
ТАЭ ,

Испиджаб, Арсубаникет, Отрар, Шавгар, Янгикент, Суяб, Тараз, Тальзир, Баласагун… Десятки, сотни городов встречали каждого, кто брался пройти хотя бы по одной из ветвей этой удивительной магистрали, соединявшей разные концы света — от Японии и Китая до Рима. Единая трансконтинентальная, многие века служившая перекидным мостом между Европой и Азией, она являет собою уникальный исторический памятник и решением ЮНЕСКО становится сегодня одним из крупнейших объектов международного туризма. Самый большой отрезок ее приходится, как известно, на Казахстан, где предметом осмотра станут обнаруженные археологами древние города, городища и восстановленные памятники. 34 года занимается их раскопками наш собеседник, директор Института археологии им. А. Х. Маргулана академик Карл Байпаков. 

– Много лет археологи выявляют, изучают, исследуют, сохраняют и описывают все, что составляло в свое время суть Великого Шелкового пути. А теперь наступает момент презентации того, что собрано. Ведь трасса эта, насколько я понимаю, должна стать одной из самых привлекательных для туристов. 

– Да, тут и огромный археологический комплекс под названием «Отрарский оазис», получивший статус музея под открытым небом. Тут известное всему миру святилище Тамгалы с его уникальными петроглифами, а теперь музей-заповедник, номинированный ЮНЕСКО в список Всемирного культурного наследия. Подготовлен к осмотру буддийский храм в городище Каялыке, там же идут работы по консервации мечети. Отреставрированы десятки древних мавзолеев, жилищных зданий и построек, обнаруженных при раскопках предметов обихода. Разве не интересно увидеть все это воочию, прикоснуться к тому, что создавалось столетия назад? 

– А когда он возник, этот удивительный мост между Азией и Европой? 

– Судя по археологическим находкам, во времена неолита. Но то были лишь зачатки контактов, и только во II-I веках до н. э. трасса эта становится регулярной торговой артерией, по которой курсируют купцы Японии, Кореи и Китая в Центральную Азию, Россию, Византию и наоборот. Основные маршруты ее проходили тогда через Южный Казахстан и Семиречье, и главными центрами здесь были такие города, как Испиджаб, Отрар, Тараз и Тальхиз. Отправной точкой считался Испиджаб, в китайских источниках – Город на Белой реке, у Махмуда Кашгарского – Белый город. 

По подсчетам археологов, в самом городе и его окраинах жило 40 тысяч человек, в основном ремесленники. Издревле владея искусством поливной керамики, стеклоделия, ювелирным мастерством, кузнечным и медницким ремеслами, они сбывали свою добротную продукцию купцам, и она расходилась по всему миру. Одной из серьезных статей дохода испиджабцев были ткани, которые в больших количествах закупали кочевники. Огромным спросом пользовались здешние кошмы. В другие страны вывозились отсюда те же ткани, оружие, мечи, медь и железо. Многолюдность и красочность базаров и ярмарок тех времен можно представить себе, побывав на городище того самого средневекового Испиджаба, который сохранился по сей день в центре одноименного поселка под Шымкентом. 

– Не так давно мне довелось в нем побывать. Там находится еще несколько мавзолеев, к которым все время приходят на поклон местные и приезжие люди. 

– Это паломники. Мавзолеи эти построены несколько веков назад, и два из них возведены в память об отце и матери Ходжи Ахмеда Ясави. А к востоку от села, в лессовых отложениях почвы археологами обнаружен подземный христианский монастырь, подтверждающий сведения о существовании здесь христианской общины. Таким же важным пунктом транзитной торговли на трассе Шелкового пути был и Шымкент, чей возраст определяется в 2200 лет. Правда, крупным городом он стал уже в послемонгольское время, и о том, как он выглядел, мы читаем в записках переводчика Отдельного Сибирского корпуса Филиппа Назарова. «Находящийся на реке Бадаме, – свидетельствует он, – город выстроен на возвышенном месте и обнесен к яру высокой стеной. Въезд в него – со стороны реки по узкой дороге, не позволяющей ехать иначе, чем в одну лошадь. Через сделанные в стене окошки пущена в город вода – она наполняет ископанные там каналы, на коих построены мельницы. Дома выстроены из жженого кирпича, наподобие китайских, без окон, почему для свету в квартирах везде видишь растворенные на улицу двери». 

Здесь же, в Шымкентской области, находился и овеянный легендами город Отрар. Да, в средние века он был торговой и религиозной столицей большого Отрарского оазиса, раскинувшегося на 2500 квадратных километрах большой плодородной долины при слиянии рек Арыси и Сырдарьи. Сегодня Отрар – один из наиболее изученных древних городов Казахстана. 

– Мы говорим «древний город», имея в виду города восточные. А что вы, археологи, включаете в это понятие? 

– Средневековые города очень хорошо описаны путешественниками, географами и историками. Так что мы имеем четкое представление об их структуре. По своим масштабам города были нескольких уровней – столичные, как Туркестан, Отрар, средние и маленькие. Очень много по Шелковому пути было караван-сараев. В Испиджабе, например, свои собственные караван-сараи имели купцы из Бухары и Самарканда. Кроме них здесь останавливались торговцы из разных стран. В караван-сараях, как правило, было много ремесленных предместий – рабатов, и гончары, оружейники, ювелиры, мастера конского снаряжения предлагали купцам на продажу только что выполненные изделия. Жизнь городов в средние века, когда мусульманский Восток переживал время своего ренессанса, была особенно оживленной. Величие культуры той поры до сих пор ассоциируется с целым созвездием таких имен, как Авиценна, аль-Бируни, Омар Хайям и другие. Ренессанс прямым образом коснулся и Казахстана. Тогда люди занимались не только куплей-продажей, но ступали на Шелковый путь в поисках знания, которым был славен в те поры Арабский халифат. Именно за ними отправился в Багдад и Дамаск Абу Наср аль-Фараби, прозванный Вторым, после Аристотеля, учителем Востока. 

– А сегодня уже обнаружены имена еще пятидесяти уроженцев казахской земли, которые последовали его примеру и пополнили ряды известных деятелей Средневековья. Некоторые из них также носят фамилию аль-Фараби, поскольку они тоже из Фараба. 

– Да, и каждый из них внес свой вклад в историю Шелкового пути. Как, кстати, и каждый город. Например, «город купцов» Тараз, этот столичный центр тюргешей, а затем карлуков и караханидов. Оказывается, именно здесь тюркский каган Дизабул в 568 году принимал посольство Юстиниана II из Византии во главе со стратигом Земархом, прибывшее для заключения военного союза против возможных врагов и решения вопроса о торговле шелком. Но это чисто дипломатический аспект. А вот находящийся в 40 километрах от Тараза город Кыртас интересен совсем другим. Центром его является большой, на трех квадратных километрах, дворец. Казалось бы, что тут удивительного? Но, во-первых, он имеет не-обычную планировку, а во-вторых, выстроен из камня, что для этих мест нехарактерно. Во всем Южном Казахстане это, пожалуй, единственная монументальная, из больших каменных блоков выполненная постройка. Найдя его, археологи долго гадали – толи это монастырь несторианцев, толи торговый караван-сарай, толи какой-то объект, связанный с военными действиями? 

– И что это было на самом деле? 

– Выявив все – пятиметровую стену с дозорными башнями по углам, жилые постройки, караван-сарай, садово-парковый ансамбль, бассейны, сопоставив планы городища со строительной техникой и письменными источниками, специалисты заключили, что возведен был этот комплекс арабскими зодчими в середине VIII века. Тогда, в 751 году, арабы с помощью карлуков победили китайцев в знаменитой битве близ Тараза. После этого карлукский хан поехал в Багдад, где его принимали халифы. Пораженный красотой их дворцов, он попросил прислать к нему зодчих, чтобы те возвели и для него такой же богатый и красивый дворец. Багдад откликнулся на его просьбу, и вот сегодня, восстановив это строение в Кыртасе, мы имеем еще одно наглядное свидетельство связей древнего Казахстана с Арабским халифатом. Обследованный до конца, уникальный памятник этот проходит консервацию, чтобы принимать потом многочисленных туристов. 

– Легенды, предания, письменные источники вам в помощь? 

– Еще в какую! Например, в Илийской долине находился один из крупнейших городов Великого Шелкового пути – Каялык. В XI-XII веках он был столицей Карлукского государства, и в 1253 году в нем побывал посланец французского короля Людовика IX, монах и путешественник Гильом Рубрук. Он должен был установить связи с монголами и узнать, действительно ли существует здесь знаменитое царство Иоанна? Оказывается, в те времена бытовала легенда, будто где-то на Востоке есть христианское царство, которым управляет некий Джованни, или Иван. И вот, решили французы, хорошо бы с ним завязать дипломатические отношения. 

В Каялыке Рубрук пробыл две недели и в поисках христиан посетил несколько капищ, то есть храмов. В одном из них он увидел удивительные обряды, перебирающих четки жрецов в желтых одеяниях, множество фигурок божеств и празднество в полнолуние. Не зная, что это за вера, он понял только, что это не христиане. В другом храме службу вел священник, на руке у которого нарисован был крест, что не свойственно христианам. И лишь на выезде из Каялыка, в небольшом селении, Рубрук увидел наконец настоящую христианскую церковь, зашел в нее и помолился. Все это он зафиксировал в своих дневниках, и, опираясь на эти сведения, мы, археологи, решили найти город, который соответствовал бы описанному. Современная карта была здесь не в помощь, и нам пришлось много поездить для исследования городищ. 

– Вы делали это сами? 

– Еще в аспирантские годы. И вот когда наш выбор пал на городище Антоновка, что в Саркандском районе Алматинской области, то все записанное Рубруком полностью подтвердилось. Храм со служителями в желтых одеждах оказался буддийским – мы нашли его и раскопали. Второй храм, где был священник с крестиком на ладони – храмом манихеев. Нашли мы здесь же, в бывшем Каялыке, и огромную соборную мечеть – Рубрук писал, что в этом городе исповедовали мусульманскую веру. А неподалеку, в городище Лепсы, обнаружилось христианское селение и тот самый храм, где молился Рубрук. Такие совпадения, когда источник точно проецируется на конкретные археологические данные, бывают не так уж часто. Но в этом случае наш бессловесный материал заговорил словами Рубрука. Благодаря ему мы получили еще одно подтверждение того, что в средневековом Казахстане спокойно и мирно сосуществовали различные религиозные общины.

– Скажите, а баловала ли вас судьба когда-нибудь особыми археологическими сюрпризами?

– Баловала, и не раз. Взять, скажем, серебряный клад из Отрара. Находка эта была очень ценной, потому что в ней были представлены монетные дворы разных средневековых городов. Тогда, как известно, каждый город мог чеканить свои деньги. Или вот найденный среди импортных изделий на городище Тальхиз (ныне Талгар) обломок фаянсовой чаши с изображением 11 мужчин и одной женщины. Все в золоченых одеждах, над головами золотые нимбы. На одном из мужчин золотая корона. Между всеми этими фигурами извивается чешуйчатое тело дракона. По одежде, прическам, лицам персонажей нетрудно было установить, что это работа японских мастеров, а более тщательный анализ дал возможность определить время: конец XII – начало XIII века. 

Можно сказать и еще об одном открытии археологов, которое само по себе похоже на легенду. Мы все знаем об аральской катастрофе – высыхание моря, ужимание водоема. И вот на дне Арала неожиданно для всех открылись вдруг два города. 

– То есть если Китеж в свое время погрузился в воды озера, то тут все произошло наоборот?

– Представьте себе! Из морских пучин взорам археологов и ученых предстали эти два города, которые еще в XIV веке жили и процветали. Все это говорит о том, что катастрофа, которая постигла сейчас Арал, далеко не первая. Видно, происходят какие-то глубинные природные процессы, которые нужно понять, и археология с ее изучением Великого Шелкового пути дает ученым свой ценный материал. 

– Туристический старт у нас дан давно. Что больше всего, на ваш взгляд, привлекает людей на нашем отрезке Шелкового пути? 

– Думаю, национальные святыни, и их в Казахстане много. Так, в 20 километрах от Тараза находятся два средневековых мавзолея – Айша-биби и Бабаджи-хатун. Отреставрированные, они постоянно посещаются паломниками и туристами. Богатством орнаментальных мотивов облицовка фасадов их напоминает восточные ковры. Вкупе с мавзолеем Акырташ они составляют туристический центр Тараза. Маршруты эти расширяются за счет осмотра наскальных рисунков и городищ Костобе, Тоймакент, царского некрополя Джеты-тобе и других объектов. Исключительный интерес вызывает городище средневекового города Сауран к востоку от Туркестана. Бывшая столица Ак-Орды, а затем крупный центр Казахского ханства, Сауран дает полную картину устройства восточного города. 

– А что представляли из себя наши сегодняшние столицы – Астана и Алматы? 

– Это были крупные города. В Астане найдены остатки древнего города, который существовал в XI-XIV веках. Играя важную роль в жизни Центрального Казахстана, этот крупный торговый центр находился в географически удобном и стратегически значимом месте. То была переправа через Ишим, где сходились все пути, в том числе и торговые. Сейчас это городище стало частью Астаны и может быть превращено в археологический парк, раскрывающий один из этапов ее развития. Алматы — тоже один из больших городов на Шелковом пути, притягивавший к себе торговый и ремесленный люд окрестных селений. Сформировался он как город – с торговлей, местным производством – в X-XI вв., так что ему по крайней мере тысяча лет. Примечательно, что в XIII веке здесь был свой монетный двор. Об этом свидетельствует найденная недавно монета с обозначением даты ее выпуска – 686 год хиджры, то есть 1287-1288 год Григорианского календаря и названием города – Алмату. 

– Вообще о городах говорить можно много. Ведь каждый из них имеет свою изюминку, свои черты, свое лицо. 

– Полученные нами сведения о Великом Шелковом пути во многом меняют бытовавшие до сих пор представления о Казахстане как стране одной лишь кочевой культуры. Кочевая культура – да. Но вместе с ней с древнейших времен существовала и культура оседлая. Свидетельством тому – сотни городов по всем разветвлениям трансконтинентальной торговой магистрали. Многие из них включены или будут включены в систему казахстанских государственных и международных туристических маршрутов. 

Сделано много, но еще десятки, сотни объектов ждут, когда к ним будет проявлено внимание. Например, одно из крупнейших в Евразии скопление наскальных рисунков под Талдыкорганом – Ешкиольмес. Тут изображения колесниц, охоты, сражений, ритуальных действ, оставленных нам со времен бронзы до Средневековья, и сюда должен быть направлен поток туристов. Или вот под Алматы, на западной окраине города Иссык, всемирно известный могильник Иссык, где в одном из курганов был обнаружен Золотой человек, ставший символом независимого Казахстана. Надо тоже сделать так, чтобы место это посещалось туристами. Одним из самых ярких памятников археологии, который должен быть музеефицирован в первую очередь, – это Кент, поселение эпохи поздней Бронзы, относящееся к бегазы-дандыбаевской культуре. Расположенное в Каркаралинском районе Карагандинской области, оно занимает площадь более 5000 кв. км. Это был, как установили исследователи, протогород с развитой сельскохозяйственной округой, с основанными на выплавке меди, бронзы и железа ремеслами, с производством высококачественной керамики и изделий из кости и рога. Благоустройство городища, музеефицирование его объектов, создание маршрутов по его территории превратит Кент в крупный центр туризма. 

Известия-Казахстан
Работы по программе «Культурное наследие» продолжаются. 

twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru mail.ru ya.ru rutvit.ru myspace.com technorati.com digg.com friendfeed.com pikabu.ru blogger.com liveinternet.ru livejournal.ru memori.ru google.com bobrdobr.ru mister-wong.ru yahoo.com yandex.ru del.icio.us