Галкина Г.

307 кавалерийский полк командир: майор Уваисов Тажгалий Тугаевич

http://www.birlik.org.ua/page/k-9-maja-ustanovlennye-imena-kavaleristov-106kd

Коктерекский парень Тажигали Уваисов из рода Ерши Кызылкурт рано стал сиротой.

А судьбой ему было предназначено стать кавалеристом. Защищать Родину в

Великой Отечественной войне.

Судьба ему выпала - пропасть без вести...

До сих пор родственники ищут его, добывают сведения об отце и

дедушке-герое.

Мальчик родился в пору больших перемен. В далеком 1916 году весть о

том, что всех джигитов в возрасте с девятнадцати до тридцати лет заберут

служить, сильно взволновала всю степь, не были исключением места Яика.

Но речь шла о том, что казахи будут направлены не на войну, а на тыловые

работы, однако спокойствия не было.

Пришла весть о свержении белого царя. Наступил 1917 год. Грянула

революция, а за ней гражданская война. Вспыхнул белоказачий мятеж.

Много бедствий народу - как в городе, так и ауле - несло время перемен.

Казаки производили аресты и жестоко расправлялись со всеми, кто

попадался им под руку.

Писатель Хамза Есимжанов описал этот период в своем романе

“Яик - светлая река”. “Белые генералы рассчитали точно. Уральский Совдеп -

молодой, как дитя, только что начинающее делать первые шаги, не окреп,

не успел еще вооружиться. Они решили разгромить его именно сейчас, пока

перевес был на их стороне.

Шестой белоказачий полк, преградив путь выступившему из Оренбурга

красному отряду, прочесывал станицы и деревни, расположенные по левому

берегу Яика, по бухарской стороне, где жили в основном революционно

настроенные переселенцы-украинцы. Белоказаки разгоняли местные совдепы,

расстреливали коммунистов. Части седьмого казачьего полка в марте

захватили Уральск. Разбившись на группы, они кинулись усмирять рабочих:

две сотни были направлены на восточную окраину города, к кожевенному

заводу и бойне, одна сотня оцепила вокзал и железнодорожные тупики,

четвертая и пятая стремились занять мельницу и элеватор и завязали с

рабочей дружиной бой”.

Сирота Тажигали на всю жизнь связал свою судьбу с Красной армией. Она

стала его матерью - одела, обула, накормила и обучила военному делу.

Сельский парень из глубинки становится кадровым военным офицером,

красным кавалеристом. И иной жизни он уже не мыслил.

Молодой кавалерист вернулся в родной Коктерек, и все собрались на него

посмотреть: хорош был Тажигали в ладно сидящей на нем военной форме. И

сколько бы лет ни прошло, земляки и родные всегда помнили его только в

военной гимнастерке.

Тажигали приглянулась землячка - юная красавица Мария.

Она стала его женой, матерью четверых детей: двух мальчиков и двух девочек.

В июне 1938 года Казахский кавалерийский полк был переведен из

Алма-Аты в Узбекистан и там расформирован. Командиров и комиссаров

направили в другие военные округа, а младшие командиры и солдаты

продолжили службу на Дальнем Востоке.

Бывшие воины Казахского кавалерийского полка Садык Джумабаев, Тажигали

Уваисов, Карим Асенов, Абдулла Амбаев, Хаким Мусабаев командовали

полками в годы Великой Отечественной войны.

Военную выучку получили снайперы 8-й Гвардейской Панфиловской

дивизии Нусунбаев и Толеугали Абдылбеков.

Снайперская винтовка Абдылбекова, с помощью которой им были уничтожены 397 фашистов, хранится в музее Алматы. Воспитанник полка Абилхаир Баймульдин, заместитель

командира 100-й отдельной казахской стрелковой бригады, гвардии

подполковник пал смертью храбрых 4 января 1944 года в ожесточенном бою в

северо-западной части псковского города Невель.

Летом 1938 года Тажигали Уваисову выпали новые испытания. Япония

вторглась на советскую территорию в районе озера Хасан на стыке границ

СССР, Китая (Манчжоу-го) и Кореи в целях захвата стратегически важного

района (гряда холмов к западу от озера, включая сопки Безымянная и

Заозерная) и создания непосредственной угрозы Владивостоку и Приморью в

целом.

Участие в этих боях в районе озера Хасан и реки Халхин-Гол и явилось

тем самым правительственным заданием, за успешное выполнение которого

большая группа воинов была награждена орденами и медалями Советского

Союза. Получил свою заслуженную награду майор Тажигали Уваисов.

Мирная жизнь была недолгой. Наступил 1941 год.

С декабря 1941 года в городе Акмоле формировалась 106-я Казахская

кавалерийская дивизия. Все кадровые военные, командиры Красной армии

были призваны в ее ряды. Патриотический настрой был огромным, желающие

воевать стояли в очереди у военкоматов, просили отправить их на фронт.

Жена майора Тажигали Уваисова Мария, взяв старшую десятилетнюю дочь

Надежду, поехала в Акмолу, чтобы повидаться с мужем перед отправкой на

фронт. Но ей так и не удалось с ним встретиться.

В марте-апреле 1942 года эшелоны с воинами 106-й кавалерийской дивизии

были отправлены на фронт. Эшелоны не сразу пошли в район Харькова, их

первыми пунктами назначения были Сталинград и Ржев, и только потом

воинские составы повернули в направлении Харькова.

Положение советских войск в окружении, куда попала и 106-я

кавалерийская дивизия, было весьма тяжелым - защитники Родины оказались

без боеприпасов, горючего, продовольствия. Из окружения выйти удалось

немногим. Большинство бойцов и командиров попали в плен.

А дальнейшая судьба Тажигали Уваисова останется неизвестной. А семья

будет искать его следы, хоть какие-то сведения о муже, отце...

В мирное время старшая дочь майора Уваисова выйдет замуж, и ее мужа,

боевого офицера, направят на работу в Карагандинскую область. Однажды на

улице областного центра ее остановит мужчина: “Ты дочь Тажигали

Уваисова?”. Он узнал в чертах лица женщины облик своего боевого

товарища! Потом рассказал, что служил вместе с ее отцом в кавалерийской

дивизии под Харьковым, где они и попали в плен. Ее отец был командиром

полка. Немцы держали командиров отдельно от всех остальных. Майора

Уваисова вместе с другими офицерами немцы провели перед строем, и больше

его никто не видел.

Остались только скупые данные из военного архива: “Майор Уваисов

Тажигали Тугаевич, 1902 года рождения - командир 307-го кавалерийского

полка 106-й кавалерийской дивизии. Пропал без вести в мае 1942 года. В

Красной армии с 1924 года. Жена Уваисова Мария - Западно-Казахстанская

область, Фурмановский район, Коктерекский с/с”.

Был обычный летний день и такое же обычное утро, когда уже по

сложившейся традиции внучка Тажигали Римма Уваисова пошла в ближайший

газетный киоск. И вдруг обычное течение жизни нарушилось: с первой

газетной полосы, с фотографии из далекого, военного 1942 года смотрел на

нее дед, нагаши-ата, отец ее матери Тажигали-ата Уваисов.

Уже семьдесят лет о его судьбе ничего не было известно. Потом

собрались алматинские родственники: каждый вглядывался в фото,

справляясь с волнением и радостью. Так спустя годы пришла весть от

нагаши-ата.

Слухами земля полнится. Вот и родственники Тажигали вдруг узнали, что

земляки когда-то видели его в Югославии... Он ли это был? Нет ответа. А

поиски воина 106-й кавалерийской дивизии продолжаются.

https://archive.np.kz/people/9815-krasnyjj_kavalerist.html

Командир 307 кавалерийского полка, 106 кд Уваисов Тажгалий Тугаевич!http://www.birlik.org.ua/tag/%D0%A3%D0%B2%D0%B0%D0%B8%D1%81%D0%BE%D0%B2+%D0%A2%D0%B0%D0%B6%D0%B3%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B9

Множество

людей в Казахстане продолжают искать своих предков, павших в годы

Великой Отечественной войны: они хотят знать, где погибли и захоронены

близкие. Поиски погибших солдат прошедшей войны ведутся по личной

инициативе неравнодушных людей. Государственные структуры не принимают

участия в этих исследованиях. Между тем необходимость изучения боевого

пути казахских воинских формирований давно назрела. Именно эти поиски и

исследования могут дать должную оценку вкладу наших соотечественников,

вернут из небытия их имена, а также позволят ныне живущим гордиться

своими близкими. Лучшего воспитания патриотизма быть не может.

Война не закончится, пока не будет захоронен последний солдат.

Поисковые отряды в нашей стране, в России, Украине, Беларуси уже много

лет пытаются завершить Великую Отечественную войну, занимаясь поиском

пропавших солдат

26 мая 2006 года в Харькове возникло объединение казахов “Бірлiк”.

Живущие в Украине, они всегда принимают участие во всех мероприятиях

города и области.

9 мая 2007 года казахское землячество пригласили участвовать в

концерте, посвященном Дню Победы. В рамках празднования участники

представили списки погибших солдат и офицеров каждой национальности в

Харькове и Харьковской области. В этом списке были указаны фамилии и

имена 30 казахов. Очень мало, ведь в этих местах полегло огромное

количество наших земляков. Здесь воевала казахская конница, о храбрости

казахов-кавалеристов в Украине до сих пор ходят легенды. Участники

войны, ветераны, вспоминая “сороковые-роковые”, непременно рассказывают о

том, как под Харьковом кавалеристы с шашками наголо бросались на

немецкие танки, вводя в шок противника.

Знаменитый казахский воин и писатель Баубек Булкышев не дожил до

великого Дня Победы, пал смертью храбрых при освобождении Украины. Но

сохранились его слова о соотечественниках, воевавших в этих местах: “Я

прочел как-то в газете, что казахи сражались под Харьковом, целовали

освобожденную украинскую землю. Мы читали эту заметку с одним украинцем.

Обнялись с ним тогда, целовались и плакали. Мы - взрослые люди, воины.

Враг нас никогда не заставил бы плакать, как бы ни издевался над нами.

Но теперь мы плакали, растроганные этим великим проявлением дружбы наших

народов. И мы поклялись тогда друг другу, как бы трудно ни было, до

конца драться и победить”. Баубек Булкышев вместе с погибшими боевыми

друзьями похоронен в братской могиле в селе Ново-Юльевка

Днепропетровской области.

Член объединения казахов “Бірлiк” Макка Каражанова и Татьяна Крупа,

научный сотрудник Харьковского национального университета имени

В.Н.Каразина, задались целью найти следы 106-й Акмолинской казахской

кавалерийской дивизии.

Эти поиски с самого первого дня сопровождались трудностями. Отовсюду

шли ответы: “Дивизия расформирована, в боях участия не принимала”.

Исследователи не могли поверить в истинность этих сообщений-отписок.

Однако желание поисковиков выяснить судьбу 106-й Акмолинской казахской

кавалерийской дивизии было так сильно, стремление открыть имена героев,

чтобы они не исчезли из людской памяти, и прежде всего памяти их

родных, было так велико, что на пути исследователей стали появляться

люди, которые помогали в поисках: находились сведения и появлялись

документы.

Татьяна Крупа связалась со Слобожанским объединением казачества и его

верховным атаманом Юрием Лапшиным, он с молодыми ребятами занимается

поисками и перезахоронением бойцов Красной армии на Харьковщине.

Так сложилось, что в это же самое время одновременно с украинцами в

Казахстане судьбой “пропавшей” 106-й Акмолинской кавалерийской дивизии

стал интересоваться командир поискового отряда “Мемориальная зона”

Майдан Кусаинов. Он известен тем, что много лет занимается исследованием

участия казахских дивизий в Великой Отечественной войне. Возникла

настоятельная необходимость объединить всех участвующих в этих поисках.

Ключевой фигурой в объединении усилий людей стал

Магжан Кахарманов, офицер Центрального аппарата Комитета начальников штабов Министерства обороны Республики Казахстан:

- К сожалению, и сейчас широкой общественности достоверно ничего

неизвестно о боевом пути казахских кавалерийских дивизий. Даже в Совете

ветеранов Астаны аксакалы делали очень удивленные лица, когда я им об

этом рассказывал, не говоря уже о Республиканской организации ветеранов и

официальных властях...

В сентябре 2010 года казахстанская делегация Министерства обороны РК

направилась в Украину, чтобы принять участие в праздновании освобождения

Харьковской области и города Харькова. Подобная поездка осуществилась

благодаря усилиям и вкладу именно Магжана Кахарманова.

Лишь благодаря личному участию Майдана Кусаинова, Магжана Кахарманова,

Макки Каражановой, Татьяны Крупа, Юрия Лапшина из небытия приходят

имена наших земляков, тех, кто погиб, защищая Харьков, Казахстан, наше

будущее.

Дина Игсатова, главный редактор журнала “Аружан”, поисковик:

- Изучая различные документы и материалы о войне, задаешься одним

вопросом: уже несколько десятилетий прошло, как закончилась война, а

информация о тех, кто ушел на фронт из Казахстана и не вернулся,

остается до сих пор закрытой. Почему мы, потомки тех, кто отдал свои

жизни за наше будущее, не можем увековечить их память? Почему нет

никакой информации о тех, кто ушел на фронт в составе 124-й отдельной

бригады, сформированной в Кокшетау и взявшей в плен самого Ф. Паулюса с

24 генералами под Сталинградом? На севере Казахстана есть целые аулы,

откуда ушли на фронт и не вернулись бойцы Красной армии, и на все

запросы родственников получены ответы - данных нет, неизвестно. Как и

что нужно сделать, чтобы получить иной ответ? Ведь каждый невернувшийся с

войны воин - чей-то отец, сын, брат, дед, прадед... Это наши с вами

соотечественники.

alt

Легендарная 106-я Акмолинская казахская кавалерийская дивизия. Еще все живы, все вместе...

Приняли удар

на себя

Доктор исторических наук, профессор Российского государственного гуманитарного университета

Н. А. Кирсанов провел свои исследования и выяснил факты, связанные с национальными формированиями в Советской армии:

- В годы Великой Отечественной войны национальные воинские

формирования стали создаваться вновь, как и во время Гражданской войны,

но в масштабах, каких не было в прошлом. Красная армия в первые месяцы

Великой Отечественной войны потерпела тяжелейшие поражения. Враг

оккупировал советскую территорию в 1,5 миллиона квадратных километров,

на которой проживало до войны 74,5 миллиона человек. Удалось

эвакуировать и призвать в действующую армию только часть этого

населения. Несмотря на проведенные военные мобилизации, с

неоккупированных фашистами территорий уже к осени 1941 года фронту

требовались дополнительные людские ресурсы. В это время было принято

решение о формировании национальных частей и соединений. Почему была

необходимость именно в национальных соединениях? Дело в том, что к осени

1941 года в составе тех, кто призывался из союзных и автономных

республик, особенно из Средней Азии, Казахстана, Башкирии, Калмыкии,

было немало людей, слабо знающих или не владеющих русским языком.

Конечно, это затрудняло обучение военному делу, увеличивало срок

подготовки боевых резервов. С предложением создать национальные

формирования выступили граждане Латвии, Литвы и Эстонии, эвакуированные в

советский тыл.

Самые крупные национальные формирования в составе Красной армии были

созданы на основе постановления Государственного комитета обороны от 13

ноября 1941 года за подписью председателя Государственного Комитета

Обороны Иосифа Сталина. Помните военную песню: “Кавалеристы, Сталин дал

приказ!”

Так, в Казахской ССР были сформированы две кавалерийские дивизии и две

отдельные стрелковые бригады. “Начальствующий состав обеспечить по

возможности также из местных национальностей, недостающих пополнить

русскими”.

В Казахстане были сформированы 96-я, 105-я и 106-я кавалерийские дивизии.

ЦК КП (б) Казахстана, подводя итоги работы по формированию

национальных кавалерийских дивизий и стрелковых бригад, отметил большой

патриотический подъем - массово подавались заявления с просьбой о

добровольном зачислении.

Осенью 1942 года, в один из самых тяжелых периодов войны, в

действующую армию прибыли 87-я Туркменская, 90-я и 94-я Узбекские, 100-я

и 101-я Казахские отдельные стрелковые бригады. В каждую из них входили

четыре отдельных стрелковых батальона, отдельный батальон связи,

батальон 82-миллиметровых и дивизион 120-миллиметровых минометов,

дивизион противотанковых пушек, рота разведки, саперная рота, рота

автоматчиков, санитарная рота, рота автоподвоза.

Создание национальных воинских формирований пришлось на один из

наиболее трудных периодов Великой Отечественной войны. И это не

случайное совпадение, как не являлась случайностью их принадлежность к

стрелковым и кавалерийским войскам. В этот период войны союзные и

автономные республики не располагали ресурсами для создания авиационных,

артиллерийских или танковых соединений.

По окончании Великой Отечественной войны национальные формирования в

составе Красной армии незаметно прекратили свое существование.

Нужно живым

Национальные воинские формирования позволили успешно привлечь в

действующую армию людские ресурсы. Вопрос в другом: каким образом были

они использованы и почему до сих пор мы не знаем имен бойцов?

История формирования национальных частей и соединений Красной армии в

годы Великой Отечественной войны всегда привлекала внимание, в

особенности в 60-70-е и первой половине 80-х годов. После чего проблема

национальных воинских формирований Красной армии, как и тема содружества

народов СССР в Великой Отечественной войне в целом, уступила место

другим, прежде усиленно замалчиваемым сюжетам из области национальных

отношений - преступным сталинским депортациям народов.

“Никто не забыт, ничто не забыто!” - не случайно прозвучали эти слова

после Великой Победы в самой сокрушительной войне прошлого тысячелетия.

Так должно быть, ведь люди хотят отдать долг погибшим.

Казахстанцы-поисковики убеждены, что в нашей стране, по примеру

России, должны выделяться бюджетные средства на поисковые и

исследовательские работы. Нужно создавать фильмы и публиковать книги на

эту тему. К участию в таких работах можно привлечь тысячи казахстанских

общественных, неправительственных организаций, многие из которых уже в

настоящее время ведут такую деятельность за свой счет и на спонсорские

средства.

По следам

“пропавшей”

дивизии

И все-таки удалось найти 106-ю кавалерийскую дивизию. Поиски еще не

завершены, не установлен списочный состав ее бойцов, но определены места

боев и гибели. Точно известно, что Акмолинская дивизия вошла в состав

6-го кавалерийского корпуса. О боевом пути самого корпуса информации

много: установлено его присутствие на Юго-Западном фронте, опубликованы

карты событий мая 1942 года, обозначен театр военных действий. Сегодня

появилась надежда, что можно выяснить судьбу тех, кто служил в 106-й

Акмолинской казахской кавалерийской дивизии.

фото из личного архива

"Новое поколение"