106кд

44) Касымов Джакубсет, политрук 1912г., казах, член ВКП(б) с 1939г., служащий в РККА с 1936 Из запаса по Северо – Казахстанскому облвоенкомату Назначается политическим руководителем Пулеметного эскадрона 307кп, 106кд Общее – среднее, военное- ШМНС

Списки http://birlik.org.ua/page/k-9-maja-ustanovlennye-imena-kavaleristov-106kd

Каждого человека вспоминают по его делам. Есть сокровища этой жизни, и в вечной жизни тоже есть сокровища. Сокровища этой жизни это добрая слава и хорошая о себе память. А сокровища жизни на том свете это благие дела и полученные вознаграждения (из Ислама).

Жакупсеит будучи комиссаром кавалерийского полка получил ранение в область сердца. Видимо, его посчитали убитым, и он остался лежать на поле брани. А очнулся в хате украинских деда и бабы. Немцы тогда раненных офицеров советской армии расстреливали на месте, в плен брали только тех, кто был в состоянии ходить. Учитывая это, старики остригли его наголо, одели в гимнастерку рядового солдата. Придя в себя, Жакупсеит спросил про свой партбилет. Заботливые хозяева, оказывается, спрятали его офицерскую форму и партийный билет в надежном месте, хотя при этом здорово рисковали жизнью. Жакупсеит вырезал номер партийного билета и пришил к внутренней стороне гимнастерки, а офицерскую форму велел сжечь. Старики заботливо ухаживали за советским офицером, и он быстро поправился. Затем долго и мучительно пробирался через линию фронта к своим, и в конце концов влился в свою часть.

На фото - 24 апреля 1942 г.

Двигался он в основном по ночам, днем отдыхал, и однажды столкнулся с молодым солдатом, звали его Гришей, который, как и он, искал свою воинскую часть. Вдвоем идти стало веселее. Как-то они вышли к небольшому хутору на краю леса. Нестерпимо хотелось пить, поэтому они тихо подобрались к одному из крайних колодцев и напились вволю. Затем чуть отползли в сторону и заснули крепким сном. Ранним утром беглецы проснулись от громкого шума и стали прислушиваться. Оказывается, в хуторе было полно немцев, они тоже просыпались. Оба лежали, затаив дыхание и боясь шевельнуться. В это время немецкие солдаты стали разжигать костры, готовить пищу. Донесся запах поджаренного свиного сала, становилось нестерпимо больно от усиливающегося с каждой минутой чувства голода. И тут Гриша, буквально теряя рассудок, с круглыми обезумевшими глазами вскочил с места и со словами «Дайте кушать! Ради бога, дайте кушать!» побежал к немцам. А те, словно ждали его появления, вскинули автоматы и в упор расстреляли парня.

Они, видимо, приняли его за бродячего сумасшедшего, поэтому не стали проверять окружающую территорию, лишь выпустили несколько очередей в сторону, откуда он появился, и на том успокоились. Жакупсеит будто врос в землю, еще очень долго лежал неподвижно. Пули попадали в рядом росшие деревья, откалывая щепки, взрыхляли почву в метре от него, но смерть и на этот раз обошла стороной.

После прибытия в воинскую часть Красной армии начались обычные в таких случаях допросы. Таков закон военного времени: то, что только вчера лежали все вместе в сырых окопах, и даже был ранен в бою, в счет не берется. Сотни раз задаются одни и те же вопросы типа «Как отстал от своей части? Был ли в плену у немцев? Как остался в живых? С кем встречался? Может тебя отпустили со специальным заданием?» и т.п. Его выручил от большой беды незаметно пришитый к гимнастерке номер партбилета. Конечно, он был лишен воинского звания, должности. Был доволен и тем, что в звании сержанта вновь имел возможность драться с врагом.

На фото- 1944 г.

Сколько бы ни проверяли, каким бы сомнениям не подвергали, но командиры и следователи хорошо понимали, что Жакупсеит Касымов ни в чем не повинен, они просто выполняли свой служебный долг. Когда все стало на свои места и справедливость восторжествовала, его вновь направили на ответственную работу. Он был назначен старшиной роты обеспечения и охраны знаменитых «Катюш», весьма засекреченного, грозного оружия того времени.

После окончания учительского института, высшей партийной школы он всю жизнь проработал на руководящих должностях, всегда с достоинством исполнял возложенные на него ответственные задачи. Однако находились люди, которым был не по нутру человек такого яркого склада, поэтому они всячески стремились подставить ему подножку, свести на нет его заслуги перед народом.

Обязанности председателя райисполкома Жакупсеит выполнял блестяще. Работа подведомственных колхозов и совхозов была налажена хорошо, планы и обязательства, как правило, перевыполнялись. Создавалось впечатление, будто весь район дышит одним дыханием, каждое учреждение, каждый рабочий и служащий прекрасно знал и исполнял свои обязанности. Тут к работе Жакупсеита придраться практически было невозможно. Поэтому группа его противников избрала другой путь избавления от него, то есть, добиться назначения его руководителем одной из сложных областных служб, подразделения которой были разбросаны по районам и трудноуправляемы.

Чем же он не угодил этим людям? Главным образом – справедливостью, честностью, принципиальностью и прямотой. Он беспощадно боролся с протекционизмом, коррупцией. Его воспитанники и выдвиженцы отличались такими же качествами, им можно было доверять любое сложное дело. Потому что они были людьми не случайными, а закаленными в настоящем трудовом горниле. К сожалению, его недоброжелатели добились своего – Жакупсеита перевели в область. Но верный своим принципам, целеустремленный руководитель и на новом участке областного уровня показал себя только с хорошей стороны. Тогда его назначают начальником управления дорожного

строительства. Это, конечно, была одной из труднейших отраслей народного хозяйства, где наличие техники и ресурсов никогда не соответствовало громадным объемам работы. Практически невозможно контролировать, кто и где запустил руки в государственный карман, вести учет работы огромного количества самой разной дорожной техники, горюче-смазочных материалов и т.д. Даже в этой нелегкой сфере Жакупсеит сумел навести определенный порядок, добиваться выполнения намечаемых программ. Разумеется, для этого требовалось трудиться самому от зари до зари, всецело отдаваться работе.

На фото - уже после окружения в сержантах.. 1944 г.

Тогда он жил в Петропавловске, областном центре. Однажды неизвестные люди ночью возле его дома выгрузили полный автомобильный кузов зерновых отходов. А под утро в квартиру нагрянули люди из «ведомства, обозначаемого тремя буквами».

- Товарищ Касымов, вы взяли себе целую машину государственного добра и лежите себе спокойно. Вы арестованы, быстро одевайтесь и следуйте за нами! – сказали они сходу.

Жакупсеит за свою жизнь видел всякое, он быстро сориентировался в чем дело и поэтому не стал ни с кем спорить, просто попрощался с семьей и вышел из дома. Он еще ночью заметил недалеко от своего дома кучу зерноотходов, но когда понял, что «кто-то» вовремя успел доложить в соответствующий орган и люди из этого органа чуть свет заявились к нему, то для него стало ясно, что все специально подстроено. А суть вражды многих вышестоящих чиновников по отношению к деловому руководителю заключалась не в том, что он работал на личное благо, а как раз в его «непонятной» заботе об общественных делах. Чашу их терпения, видимо, переполнил последний случай.

К тому времени Жакупсеит уже несколько лет работал председателем исполнительного комитета Октябрьского районного совета Северо-Казахстанской области, успел накопить достаточно опыта. Регион знал как свои пять пальцев: рельеф местности, природу, почвенно-климатические особенности, сумму солнечных дней в году и примерное количество осадков по сезонам и т.д. Однажды его пригласили на заседание бюро обкома партии, на котором было принято постановление о сроках посевной кампании по районам области. Прекрасно зная свой район, Жакупсеит не удержался заявить, что документ сей принят преждевременно. В его районе, например, в тех и тех хозяйствах нельзя сеять в сроки, указанные в постановлении – очень рано. В остальных еще допустимо. Если в тех совхозах посеять семена в указанные в документе сроки, то урожайность получится примерно такая, а если посеять в сроки, которые скажет он, то отдача каждого гектара значительно повысится. Следовательно, чтобы выполнить задание партии и правительства, он отказывается выполнять решение данного заседания бюро

Это было началом скрытого противостояния между ним и вышестоящей инстанцией. Он в подведомственных хозяйствах провел сев по своему графику, организованно, так же на должном уровне прошла уборка урожая, причем все плановые рубежи были перекрыты. Тогда верхам не удалось отомстить ему за его дерзость, теперь вот придумали новый ход. В итоге Жакупсеит был сослан в Томск. Но, отбыв там около двух лет, благополучно вернулся домой – все же человек был очень грамотный, как никак за плечами учительский институт и высшая партийная школа, в своих многочисленных письмах и обращениях в вышестоящие органы сумел доказать свою невиновность и освободиться.

Прошедшего огненную закалку Великой Отечественной войны и богатую жизненную школу Жакупсеита, вообще-то, сломать было нелегко.

После отбытия незаслуженного срока наказания ему вновь доверяют ответственные посты, ибо и знания, и опыт, и природные данные, и черты характера Жакупсеита были присущи только настоящему руководителю. Такие крупные, колоритные фигуры никогда, ни перед какими преградами не отступают. Они даже в минуты опасности для личной жизни не забывают думать и заботиться о народе, стараются не запятнать свою честь недостойным поступком и действиями. Именно такой личностью был Жакупсеит.

Благодарим внука Жакупсеита Шокана Коссыма за присланный материал и захватывающий рассказ о деде!

http://alash-club.kz/group/zhakupseit-kasymov-1912-1958

Наша поисковая группа считает своим долгом всегда и во всем придерживаться только достоверных и правдивых фактов,мы не позволяем себе перекраивать историю дивизии,ссылаясь на не проверенные факты и тем более на собственные выводы,верим что опираясь на архивные документы и свидетельства близких,будет воссоздана правдивая героическая судьба 106 Казахской национальной кавалерийской дивизии!

Поэтому прошу Вас,не спешите осуждать и критиковать,эти качества не требуют от человека развития и созидания,да и вообще труда,а ощутите и пропустите через себя то,чем и как прожила семья Нуркана Сеитова,какое выдержала давление и сколько имела сил,внутреннего мужества пройти через все это,оставаясь наполненными добром,любовью и верой!

Сохранения в тех условиях самого архива -подвиг! Не отказаться от близкого героизм!

Лично мы ни на йоту не сомневаемся в храбрости политрука 106 кав.дивизии Нуркана Сеитова, прекрасно понимая,что будучи Наркома Казахстана,имея 100% бронь,он сам отказался от брони,написал заявление и пошел добровольцем на фронт.

Воспоминания Нурлана Сеитова,сына Нуркана Сеитова

Впервые слезы душили меня в 14 лет при вступлении в комсомол. Кто-то из комиссии в райкоме комсомола спросил меня, где мой отец, и я выдавил из себя, сдерживая слезы:

-Он погиб за Родину.

Дальше я ничего не мог сказать: слезы сдавливали мне горло (тогда я не знал, что мой отец – предатель Родины). Эта трагедия нашей многодетной семьи нависала зловещей тучей всю нашу жизнь. Мы с детства не знали правду об отце, не знала и наша мать Нуранья Шарипова.

Только в далеких 60-годах на наш запрос в Москву был дан окончательный ответ: он враг народа.В шестьдесят шестом году я вернулся из армии, где прослужил в войсках ПВО три года.

Работая музыкантом в коллективе Народной артистки СССР Розы Баглановой, мы гастролировали по Казахстану.

И однажды в Кокчетавской области в селе «Красный Яр» я вдруг увидел в одном доме портрет своего отца…Случилось это так. Перед концертом около клуба босоногие ребята играли в асыки. Ко мне подошел мальчик и спросил, кто из музыкантов Сеитов (афиша висела на дверях клуба). Узнав, что это я, он пригласил меня к себе домой. В тесной землянке на видном месте висел портрет моего отца. Так мы впервые после войны нашли родную сестру нашего папы - Ажар, а маленький пацан оказался моим двоюродным братом. В те далекие годы, когда отец был объявлен врагом народа, все родственники отвернулись от нашей семьи, все боялись арестов. А тетя Ажар, потеряв все связи с родными, тем не менее, хранила портрет своего брата все эти годы. Она долго плакала, обнимая меня, я не выдержал, обнял ее и прослезился…

Все еще не ведая о настоящей судьбе отца, я написал песню о нем, которую спел на слете учителей г. Целинограда. Вот строки этой песни:

Живого не видал отца я своего,

Свинец в краю чужом

Застыл в груди его.

Годы шли. Официальная правда о судьбе отца уже была с нами. Моего старшего брата Майдана не допустили к защите диссертации, исключили из аспирантуры при МГУ, когда при сдаче кандидатского минимума комиссия раскопала в документах брата, что он сын врага народа, хотя на тот момент его научный руководитель – ученый с мировым именем академик Колмогоров, уже включил в учебник математики формулу, которую разработал мой брат.

Такая же судьба постигла и мою старшую сестру Мадину, когда она была аспиранткой в институте зоологии АН Каз.ССР.

Впервые публично рассказал правду о судьбе нашего отца Нуркана Сеитова известный музыкант, первая скрипка Казахстана Айткеш Толганбаев.

Как-то мне позвонила старшая сестра Мадина и сказала, что в алматинской газете написано что-то об отце. К счастью автора статьи – Людмилу Енисееву-Варшавскую, я знал лично, поэтому тут же позвонил к ней домой. Она писала в газете о книге А.Толганбаева « Исповедь судьбы жестокой», в которой он вспоминает о суде над изменниками Родины в 1947 году, когда на одной скамье подсудимых вместе с ним оказался и наш отец, героическим поведением которого он был восхищен. Я нашел Толганбаева. Он плакал, узнав, что я сын того самого Н.Сеитова. Меня потряс его рассказ о том, как он боролся за свою реабилитацию в Москве, «отсыпаясь» на полу Казанского вокзала. Он обещал нам помочь реабилитировать нашего отца. Будучи уже тяжело больным, Айткеш-ага пригласил нас, детей Н.Сеитова на свой отчетный концерт в консерваторию. Перед концертом он поднял нас с кресел и сказал всему залу: « Вот дети великого наркома, комиссара дивизии, ставшие жертвами сталинского режима».

К сожалению, Айткеша Толганбаева уже нет с нами, он умер, не успев достучаться до правды о нашем отце…

За этой правдой все эти годы мы ходили по многим инстанциям. Но ответ всегда был одним и тем же - враг народа, изменник Родины.

Мать ( Нуранья Шарипова)

В трехкомнатном доме, после ареста отца, жили 9 человек. В одной комнате две сестры и два брата, старшая сестра спала с мамой, и еще одну комнату сдавали семье квартирантов из трех человек. Что бы как-то нас прокормить, мама брала дополнительную работу, мыла полы в киностудии, печатала киносценарии по ночам. Наша мама, мужественная, красивая душой и внешне, даже в самые трудные дни пела нам песни, растила нас в любви, чтобы мы выросли достойными людьми в неизвестной еще для нас жизни.

Я посвятил своей маме песню, которую подарил ей, когда мы все уже стали взрослыми, у каждого появились свои дети, семьи. Эту песню спели маме впервые ее дети, когда подросли внуки, начали петь они своей любимой бабушке на наших семейных вечерах.

Мама моя, спеть я хочу

Как я тебя сильно люблю!

Все не споешь в песне моей

Как я тебя сильно люблю.

Вся доброта нашей земли

В теплой руке, в ласке твоей.

Были года, тяжки для всех,

Но ты смогла всех нас сберечь!

-Ты композитор!- прослезилась мама, когда впервые услышала песню.

Ее слова вдохновили меня на всю оставшуюся жизнь.

Нурлан Сеитов. 2011 год.

Благодарим семью Нуркана Сеитова за предоставленный архив!!!

автобиография Нуркана Сеитова

характеристика Нуркана Сеитова

Из книги "Наркомы Казахстана"

Бойцы 106 кавалерийской дивизии на ученьях

Встреча с Диной и Жанной Сеитовой в Алматы, все мы внимательно слушают историю семьи.

Первые публикации о Нуркане Сеитове

http://birlik.org.ua/page/nurkan-seitov-komissar-106-kd

http://www.naslednikislavy.ru/Makka/albums/167

35)Юсупов Токен, младший политрук 1913г., казах, член ВКП(б) с 1938г. В РККА с 1941г. Призван из запаса по Павлодарскому Облвоенкомату Назначается комиссаром минометной батареи 288кп, 106кд Образование общее –высшее, военное не имеет. Полный список имен http://birlik.org.ua/page/k-9-maja-ustanovlennye-imena-kavaleristov-106kd

Не одна строчка из полученного письма не были мной изменены,читая письмо понимаешь,что написано оно через призму вековой боли,неудержимого желания знать правды о родном человеке и нескрываемой радости от полученного известия об отце - Юсупове Токене.

Огромное спасибо Юсуповой Розе Токеновне дочери комиссара минометной батареи 288кп Юсупова Токена за откровенность и искренность.

Уважаемая Макка Каражанова!

Низкий поклон Вам и Вашим друзьям за неоценимый труд по собиранию истории 106-й Акмолинской кавалерийской дивизии. Многие годы моя мать надеялась, что когда-нибудь откроется правда об этой дивизии. Мы получили извещение о том, что мой отец Юсупов Токен пропал без вести. На наши неоднократные запросы, в частности в Минобороны СССР (г. Подольск), шли одни и те же ответы - только 3 слова - пропал без вести, без указания, когда, где он воевал. Знали только, из письма дальнего родственника, что отец в составе дивизии был отправлен на фронт по ж/д в сторону Москвы 24 апреля 1942 года.

И только в наши дни узнали, благодаря Вам, о судьбе 106-й кд. Спасибо. После Вашей публикации в 2011г., т.к. моего отца в списках не было, мы отправили запрос в Германию по пленным во время ВОВ. Ответ был отрицательным, ни по одному архиву он не проходит. В июне этого года по ТВ показали передачу о 106-й кд, где под № 300 значился Юсупов Токен, 1913г. Сами мы не видели, нам сообщили родственники буквально на днях. Дети опять посмотрели Ваш ресурс "Бирлик" и нашли отца под № 35 политсостава!

Биография.

Мой отец Юсупов Токен родился в 1913 году в селе Баршатас Семипалатинской области. Его отец был из рода духовенства, умел читать молитвы, поэтому местные почитали его, называя муллой. Настоящее имя моего отца Толеукожа, его же отца звали Тсупкожа. В 20-е годы Тсупкожа погиб, следом мать. Дальние родственники заняли дом, а отец поддался в г.Семипалатинск, где в 12-ти летнем возрасте был определен в детский дом. Как рассказывал отец моей маме, при оформлении документов в детдоме, директриса (татарка по национальности), думая о его будущем, предложила ему поменять фамилию и имя, отец был смышленым и не стал возражать. Так, вместо Тсупхожиева или Тсупова Толеукожи он стал Юсупов Токен. Токеном, любя его, звали родители.

В 30-е годы он закончил Семипалатинский педагогический институт.

Молодой учитель,Юсупов Токен

Работал учителем математики (его учительский транспортир вместе с другими личными вещами мама сохранила), затем директором школы, преподавал на рабфаке, где и познакомился с моей матерью Алпысбаевой Асией, 1913 г.р.

Алпысбаева Асия

Далее заведующий Ертышского и Лебяжьего районо Павлодарской области. В 1938г. его перевели в аппарат Павлодарского обкома партии, где он и работал до призыва в Красную Армию.

Юсупов Токен и Алпысбаева Асия

Был мобилизован в звании политрука 9 декабря 1941г. в г. Акмолинск, где формировалась кавалерийская дивизия. Вначале 1942г. мама получила весточку от отца. Оставив меня в семье 1 секретаря Павлодарского обкома партии, сумела через Сибирь (г. Омск) по железной дороге за месяц добраться до отца в г. Акмолинск, чтобы еще немного побыть с ним до отправки на фронт. С гордостью рассказывала, что отец встречал ее на вокзале, верхом на белом коне и с конным адъютантом позади. Если бы она знала, что уже через некоторое время он погибнет под танками!

ж/д билет, по которому аже уехала от деда в начале апреля с Акмолинска

Перевод письма:Асия! Деньги планирую отправить в этом месяце - январе. Здесь получил одежду. Также есть постельное белье и где спать. Вещи, в которых я был, не вернули. Два человека, бывшие рядом со мной, уехали; у них спрашивай про меня. Мой адрес г. Акмолинск, почтовый ящик 2/07 Юсупову.

Токен.

2 января 42 г.

На обратной стороне.

Письмо для меня отправь, положив в этот же конверт, на котором написан адрес.

На обратном пути в поезде у нее украли чемодан, где были фотографии, сделанные в г. Акмоле с отцом и его друзьями. Сохранилось только одно фото отца в офицерской форме, которое мама держала при себе у сердца. На обратной стороне фотокарточки его рукой написано: Юсупов Комиссар МБ.

Из довоенных фото мало что сохранилось из-за пожара.

Читательский билет Юсупова Токена

Где-то в 1954 году к нам пришел мужчина в поношенной шинели, мама меня выгнала, а они закрылись, шептали и плакали.

Это был друг и однополчанин отца, имени, к сожалению не помню. Он отбыл срок за фашистский плен, пришел в надежде, что Токен все-таки жив и поможет ему реабилитироваться. Рассказал, про кавалерийские атаки против танков, ужасы войны, плена, лагерей. Не остался ночевать, ушел, боялся подвести семью друга. Мама воспаряла духом - может ее Токен тоже попал в плен, лагеря, а теперь торопится домой? Потом думала, что он остался без ног и стесняется вернуться домой, глядя на его фотокарточку часто с ним разговаривала: "Пусть хоть что, лишь бы был жив". Так она его и ждала до конца. Старшего из моих внуков в честь отца, на радость маме назвали Токеном. Дай Бог, дожить до теплых дней, чтобы с ним поехать к месту гибели его прадеда.

Уважаемая Макка!

Большое Вам человеческое спасибо и низкий поклон от всей моей семьи (у меня 2 дочери, 4 внука и правнук) за Ваш труд в поисках погибших казахов 106 кд, что нашли время и ответили моей дочери. Пока я жива (мне уже пошел 77-й год) хотелось бы точнее узнать, где мой отец на фотографии политсостава. Была бы моя мама, она бы сразу конечно узнала. Мне было только 4 года, когда он уехал на сборы в Акмолинск. Помню только, что он был высоким и не худой. Судя по фото я на него похожа. Посылаю также фотографию папы в форме в цветном изображении, может, поможет? У моей дочери есть 1 предположение - 3-й слева в 1-ом ряду, хотя я не уверена. Но после того, как она увидела фото Кульмагамбетова С.М. с товарищами, где их семеро, ее уверенность окрепла, что он же слева сидящий (на общем фото они тоже вместе). Говорит, что похожи овал лица, рот, нос, уши, а глаза как на фотографии, где он молодой после института (глаза серые). Пробор и седина такие же. Дочь рассуждает - когда моя мама к нему ездила, это было зимой, т.к. со слов матери, он бы в белом полушубке и светлых валенках. Значит, вполне возможно после ее отъезда он похудел и чуть оброс, как до войны. Общие фото сделаны весной - снега не видно и они в гимнастерках. У него характерный и заметный, где-то 2-х см, шрам слева от угла рта. Пишу так подробно, надеясь вдруг кого-то уже опознали и методом исключения мы определим моего отца. В связи с этим просьба, не могли бы Вы сообщить координаты родных ст. политрука, нач политотдела 106 кд Кульмагамбетова Сагадата Мендегожиновича? Посмотреть оригиналы их фото, есть ли шрам? Пообщаться.

Хочу исполнить свой долг перед родителями и съездить на отцовскую могилу, привезти земли и соединить с захоронением мамы. Я понимаю, что много погибло солдат под Харьковом и трудно определить точное место гибели отца, но я человек хоть пожилой, но активный и готова сама приехать на общее захоронение наших в г. Краснограде и окрестностях. Не могли бы вы мне сообщить, когда лучше это сделать и как быстрее добраться (авиа). И еще. Большая просьба - если у Вас есть адрес Туменбаева Садыка, пожалуйста пришлите. Пока он, Дай Бог, жив я бы съездила к нему прямо сейчас (там есть у нас родня), показала бы ему фото отца, может что-нибудь вспомнит? В любом случае, хотелось бы его увидеть, выразить дань уважения и послушать очевидца тех событий, его потомков.

С искренним уважением и сердечной благодарностью перед Вами

дочь Юсупова Токена комиссара мб, политрука 288кп 106кд Юсупова Роза Токеновна, 1937 г.р.

Заслуженный работник связи РК Персональный пенсионер РК

Алма-Ата 2013 г. сентябрь

Благодарим Розу Токеновну за это письмо,оно дало нам силу и веру в сделанное и в продолжение начатого пути.

Полный список имен http://www.naslednikislavy.ru/Makka/blog/927/

25.04.2013

В Украине завершились съемки документального фильма о пропавшей казахской дивизии

«Литер» стал первым казахстанским изданием, где был опубликован сенсационный материал о казахских кавалеристах. Почти 70 лет более 4 тысяч наших земляков считались пропавшими без вести.

На днях завершились съемки документального фильма, посвященного результатам работы исследователей и поисковиков. Кроме того, освещение съемок картины превратилось в настоящее расследование, в результате которого удалось выяснить еще более шокирующие сведения.

О чем молчал терновник

Несмотря на то что документальная картина под рабочим названием «О чем молчал терновник» уже практически снята, не исключено, что данная тема будет иметь продолжение. Дело в том, что автором сценария фильма выступила корреспондент газеты «Литер», автор того самого сенсационного материала «Исчезнувшие», в котором впервые была приоткрыта завеса тайны 106-й кавалерийской дивизии, ваша покорная слуга Альбина Ахметова. Поэтому возьму на себя смелость писать свой репортаж о съемках фильма и о событиях в Харьковской области спустя 70 лет после трагических событий уже не как сторонний наблюдатель, а как непосредственный участник съемочного и поискового процессов.

Начнем с того, что путь на экраны у данной истории был весьма долгим. Почти два года понадобилось для того, чтобы наконец найти лиц, заинтересованных в экранизации одной из самых трагических страниц Великой Отечественной войны и, в частности, казахстанского народа. Напомним, что 106-я казахская кавалерийская дивизия в полном составе буквально испарилась под Харьковом весной 1942 года. И все эти годы судьба кавалеристов оставалась неизвестной для их близких. Позорный провал советской тактики в так называемом Харьковском котле, трагедия, которую спровоцировали безграмотные действия командования, и дальнейшее замалчивание обстоятельств той бойни обрекли сотни тысяч воинов, оказавшихся в той мясорубке, на забвение. «Литер» выдал уже целый ряд публикаций о вновь и вновь открывающихся фактах относительно тех событий, а также с именами бойцов, чьи останки удалось найти и идентифицировать поисковикам. Материала набралось на целый фильм. Однако даже после завершения съемок дальнейшее общение с местными стариками помогло обнаружить еще целый ряд новых историй, которые могут стать достойной основой для продолжения темы. Однако обо всем по порядку.

Как уже говорилось ранее, рабочее название фильма – «О чем молчал терновник». Дело в том, что на месте кровопролитных боев в районе города Красноград Харьковской области, где события тех лет развивались наиболее трагично, вырос терн, который в казахских традициях считается символом скорби и слез. Представители казахского землячества Харькова усмотрели в этом особый мистический знак. Экранизацией истории занялась съемочная группа «Телерадиокомплекса Президента Республики Казахстан». Стоит отметить, что инициатором создания фильма выступил лично генеральный директор компании Ерлан Бекхожин. За что ему благодарны все близкие бойцов-кавалеристов, которые только сейчас дождались признания подвига своих предков и узнали всю правду об их судьбе. Режиссером картины стал Ерлан Сагинов. В качестве ведущего выступил Азамат Ашимов. Оператор – Кайрат Амиржанов, осветитель – Галым Медетов. Ребята из съемочной группы намотали по деревням Харьковской области несколько сотен километров, находя там живых свидетелей тех событий. Помимо Украины, съемки также проходили в Москве и Астане, где собрали потомков погибших бойцов. Как нам рассказали в ТРК, вместо ожидаемых пяти человек, у которых планировалось взять интервью, поговорить пришлось с тринадцатью. И это далеко не все родные кавалеристов. Как уже говорилось ранее, не исключено, что проект в скором времени будет продолжен. Что касается нынешнего фильма, его премьера ожидается 9 мая. Но стоит сказать, что история поисков фактически только начинается. Уже после отъезда съемочной группы мы вместе с главой казахского землячества в Харькове Маккой Каражановой самостоятельно двинулись в сторону Краснограда, в котором и происходили кровавые события в мае 1942 года. То, что нам удалось узнать на месте, те факты, которые способна подкинуть реальная жизнь, не придут в голову ни одному, даже самому изобретательному сценаристу.

Тайны Краснограда

Городок Красноград, районный центр с населением, согласно последней переписи, в 22 тысячи 900 человек, на первый взгляд может показаться совершенно ничем не примечательной провинцией. Если бы не огромное количество памятников, в которых отражены все слои разных лет трагической истории города. Нас с Маккой Каражановой встретил сам мэр города Владимир Максим прямо на пороге здания администрации. Стоит отметить, что это одно из немногих сооружений, уцелевших в городе после войны. Основная часть Краснограда в период 1942–1943 годов была полностью разрушена. Что касается здания мэрии, о нем особый разговор. Дело в том, что в период годовой немецкой оккупации в нем располагалась комендатура – над входом висел фашистский флаг, а по коридорам и кабинетам двух этажей сновали немцы и местные полицаи. Если для казахстанцев подобные картины знакомы только по военным фильмам, то для старейших жителей Краснограда эти события прочно врезались в реальную память. За год город трижды переходил из рук в руки. Кстати, ни в наружном дизайне, ни во внутреннем интерьере здания за прошедшие десятилетия ничего практически не изменилось. Так что, попав внутрь, даже человек без особо богатого воображения рискует явственно услышать топот сапог и немецкую речь. Старинные здания долго хранят историческую энергетику.

– Этому зданию уже более 100 лет, – пояснил Владимир Максим. – Много оно видело на своем веку и в гражданскую войну, и в Отечественную.

По словам Владимира Ивановича, казахстанцы стали уже неотъемлемой частью той самой многослойной трагической истории города. Наших там очень хорошо помнят до сих пор.

– У нас есть огромное желание увековечить память о павших героях, – говорит Владимир Иванович. – Сейчас мы предварительно рассматриваем два места для постройки мемориалов. Один – на месте непосредственных боев, и второй там, где располагался Дулаг (лагерь для военнопленных. – Ред.).

Мэр также рассказал, что основная часть жителей города, которым на момент кровопролитных боев и последующей оккупации было 14-16 лет, сразу после освобождения Краснограда осенью 1943 года единодушно ушли на фронт. И у местной молодежи были на это очень веские причины. Именно подростков немецкое командование и полицаи гоняли хоронить убитых красноармейцев.

Алексея Ивановича Ширкова мы встретили прямо в коридоре мэрии. Пожилой человек отлично помнит, как прикапывал трупы погибших бойцов. По его словам, никаких специальных могил никто не рыл. Где найдут убитого, там же и землей закидывали. Так что стихийные могилы, большинство из которых до сих пор не обнаружено, в этих местах повсюду. Как отметил Алексей Иванович, среди убитых он видел очень много казахов, которых он сам придавал земле по мере возможности.

– Бои здесь шли постоянно, – рассказывает Владимир Максим. – Земля до сих пор просто нашпигована железом. Вот буквально две недели назад в город привезли найденную мину. Песком обложили… Я считаю, что это место – священно. И мы бы хотели обратиться к нашим казахстанским друзьям за посильной помощью в организации мемориала.

Кстати, в самом городе память погибших казахстанцев планируется увековечить не совсем привычно. Вместо традиционной стелы или претенциозного монумента власти хотели бы разбить парк, возможно, с казахским названием и украсить его элементами казахской культуры. Именно в этом плане участие казахстанской стороны просто необходимо. В ассортименте парковых растений местные жители были бы рады видеть ту же тяньшанскую ель, например. И, конечно же, здесь должна быть привезенная казахстанская земля.

– Мы готовы рассмотреть любые совместные проекты, – говорит мэр. – У нас одна, общая история. Мэрия готова выделить участок земли и принять любое название, парк может быть Акмолинским (по месту формирования 106-й дивизии, – Ред.), Казахстанским… Построим там Фонтан дружбы.

Как пояснил Владимир Иванович, памятный парк хотелось бы построить в центре города у школы. Захоронений там нет, а стелу на «пустышку» ставить нельзя. Стела будет установлена на месте действующего мемориала, который уже имеется в Краснограде и построен над братской могилой. Правда, этому мемориалу уже 20 лет, и он нуждается в серьезной реконструкции. Стоит напомнить, что в этой могиле также покоится немало наших земляков, так что помощи Казахстана в ремонте памятного сооружения местные власти также были бы рады.

В Краснограде День победы 9 Мая традиционно отмечают с особой торжественностью. Историю здесь чтят трепетно все, от мала до велика, и к праздничным мероприятиям готовятся загодя.

Люди и судьбы

Наш дальнейший маршрут пролегает непосредственно по пути следования наших кавалеристов 70 лет назад. К сожалению, ввиду ограниченного времени проследовать от самого начала и до конца мы не успели. В Краснограде к нам присоединился Александр Билым, руководитель местного поискового отряда «Феникс К». Именно Александру мы обязаны тем, что казахскую кавалерию удалось вытащить из забвения. В свое время именно Билык нашел скелет азиатской лошади, которых на территории Украины никогда не было. С этого и начала разматываться нить поисков.

Саша стал нашим проводником по деревням Красноградского района, где все еще живут очевидцы страшных событий Харьковского котла. В первую очередь приезжаем на место, где был расположен тот самый Дулаг. Как мы уже писали ранее, здесь содержалось порядка 300 тысяч пленных, прямо под открытым небом, без еды и воды. Люди умирали ежедневно. Место для лагеря на дне лога было выбрано не случайно. Неподалеку располагаются естественные песчаные карьеры, также рядом располагается железная дорога, соединяющая между собой Харьков и Красноград. Можно смело сказать, что данная местность вся стоит на костях. Пленные умирали от голода, жажды и ран, их расстреливали и тут же наспех закапывали. Никаких раскопок на месте Дулага до сих пор не производилось, и сколько человек там покоится, до сих пор неизвестно. Как уже упоминалось, в силу определенных причин историю Харьковского котла на протяжении десятков лет старательно замалчивали и по максимуму затирали.

Подтверждением тому служат сразу несколько фактов. Во-первых, березовая роща как продолжение Хомутовского леса. Выясняется, что она была высажена уже в 60-е годы прямо на месте массовых братских могил. Именно для того, чтобы закрыть к ним доступ и скрыть реальное количество потерь. Саша посетовал, что вести какие-то поиски в роще бесполезно. Помимо образовавшегося за 70 лет слоя земля, там же выросли слои бытового мусора.

– Даже металлоискатель не возьмет, – уверенно заявил Билык. – Это как минимум на полметра надо почву сдирать. Никто этого делать не позволит. Деревья же плотно растут.

Между логом и лесом располагаются дачи и садоводческие хозяйства. При этом владельцы участков искренне не знают, что их владения стоят на костях.

– Смело отсчитывайте отсюда 5 километров в ту сторону, – Саша показывает рукой в сторону Харькова. – Это будут сплошные могилы, про которые никто не знает.

Деревни по пути нашего следования располагаются друг от друга на значительном расстоянии. Как рассказал Александр Билым, многие довоенные села попросту были стерты с лица земли. Нередко, вместе с жителями…

Как сказал Билым, даже при самых тщательных раскопках повальное большинство останков найти не удастся никогда. Например, в Большой Михайловской балке, где также располагались части нашей 106-й кавалерийской дивизии, согласно письму одного из бойцов, сразу после войны был построен большой пруд. Вода скрыла массовые захоронения. Так что официально указанная цифра потерь в Харьковско котле в более чем 300 тысяч человек значительно занижена.

Что касается лагеря Дулаг, где, согласно предварительным данным, содержалось порядка 300 тысяч пленных, сразу после начала наступления советских войск выживших узников немцы погнали в сторону Сталинграда. И о судьбе большинства из них ничего не известно. Кто умер по дороге, кто был расстрелян, кого куда переместили в итоге – ничего! Сколько было среди этих узников наших земляков – тоже неизвестно.

Однако удалось выяснить, что часть пленных была выкуплена. Одним из таких покупателей был некий итальянец, который сначала выторговал себе порядка 20 русских бойцов, затем еще около 20 казахов. Впоследствии они были переправлены в Италию, где воевали в рядах антифашистского сопротивления. Установление их имен и дальнейшей судьбы – это уже отдельная тема.

Выкупали пленных и местные женщины. Мы уже рассказывали о невероятной истории любви жительницы села Березовка по имени Катерина и казахского офицера, который назвался Семеном Шариповым. До недавнего времени было известно, что по прибытии в село Семен вместе с несколькими другими офицерами был определен к вдове на постой. Надо полагать, что высокий, статный, смуглый красавец сразу приглянулся одинокой вдове с ребенком. В результате провала Харьковской операции Семен Шарипов попал в плен. Удивительно, но Катерина смогла отыскать его среди нескольких сотен пленных в печально известном Дулаге. Она буквально вымолила у руководства лагеря отдать ей Семена в обмен на нехитрые продукты, которые она смогла собрать в то голодное время – яйца, хлеб, молоко. Семен и Катерина прожили вместе год. У них родился сын. Осенью 1943 года, когда Березовка была освобождена, Семен Шарипов сам явился в штаб Красной Армии и попросился добровольцем на фронт. Известно, что он храбро сражался, был награжден орденом и погиб под Одессой в 1944 году. Как мы уже говорили, на момент знакомства с Семеном у Катерины был уже один сын. Родился второй… Через какое-то время один из мальчиков умер, и Катерина стала уверять окружающих, что умер именно сын Семена. Однако все сельчане единодушно утверждают, что Николай, Мыкола, выживший сын Катерины, был просто копией своего отца – такой же высокий, смуглый, раскосый, с густыми бровями. И записан он был как Николай Семенович Шарипов. Наверняка, Катерина совершила подмену. Тем более что вскоре она поспешила покинуть родную Березовку и переехала в соседнее село Шляховое. Именно наши собственные поиски в Шляховом дали совершенно неожиданный результат…

В данных о пропавших без вести бойцах 106-й кавалерийской дивизии значится Зейнулла Шарипов. Его данные с просьбой о помощи с любой информацией неоднократно печатали и мы в своих материалах. Было в нашем распоряжении и фото Зейнуллы – красивый, высокий, статный, густые черные волосы, густые брови… А вдруг? И мы начали активные расспросы жителей Шляхового, кому за 80. Кстати, могилу Катерины удалось обнаружить там же, на местном кладбище. В результате бесконечных расспросов местных и уже прочно перейдя с русского языка на распространенных здесь суржик, мы вышли на дом Александры Власенко, бабы Шуры. В мае 1942 года она была еще подростком. Впоследствии до самой смерти «досматривала» бабу Катю, ухаживала за ней и сама же похоронила. О перипетиях личной жизни Катерины Шура знала больше остальных. И Семена тоже хорошо помнит до сих пор… Макка достает из машины свой ноутбук, где имеется фото разыскиваемого Зейнуллы Шарипова. В волнении показывает фотографию бабе Шуре.

– Он, – уверенно говорит баба Шура. – Семен. Точно.

Поражаясь такому повороту событий, выясняем дальнейшую судьбу Николая, сына, как теперь уже выясняется, разыскиваемого Зейнуллы Шарипова.

– Я так и думал, что нахимичила баба Катя с документами, – замечает Александр Билык. – Не того сына в умершие записала.

Судьба у Николая, правда, оказалась трагичной. В свое время он женился на некой Марусе, которая приехала в село на сезонные работы из Брянска. Молодожены уехали в Одессу, где у них родилась дочь. Однако в 1973 году при неясных обстоятельствах Николай повесился. Но дочь осталась и, не исключено, что она до сих пор может жить в Одессе, имея уже собственных детей. И даже не подозревая, что в Казахстане у нее имеются кровные родственники! К сожалению, имени внучки Зейнуллы мы пока не знаем. В самое ближайшее время мы начнем ее поиски.

А пока, будучи уже в Алматы, я связалась с внучкой первого наркома Казахской ССР Нуркана Сеитова Диной. О самом Нуркане мы уже писали в нашей газете. Имея твердую бронь, он добровольно ушел на фронт и разделили печальную участь бойцов 106-й кавалерийской дивизии. Зейнулла Шарипов был родным братом жены Нуркана, то есть двоюродным дедушкой Дины. Весть о том, что обнаружены следы потомком Зейнуллы, внучка легендарного наркома восприняла с восторгом.

– Мы предполагали, что Семен Шарипов может быть моим дедушкой, – сказала Дина Сеитова. – Но теперь, когда это точно известно… Я даже не знаю, что сказать!

Кстати, со своей казахской женой Зейнулла детей родить не успел. Поэтому найти украинских потомков для его казахстанских родственников теперь особенно важно.

Стоит также отметить, что в ходе расспросов выяснилось, что только в одной Березовке местными женщинами из плена было выкуплено еще трое казахских бойцов. И от украино-казахских браков остался еще, как минимум, один ребенок, которого мы также уже начали искать.

В качестве завершения хотелось бы отметить, что поначалу проявившееся удивление такой необыкновенной душевности украинцев, их желанию и готовности помочь в любом вопросе после детального общения сменилось пониманием. Эти люди действительно хлебнули настоящего горя, которое им не забыть до конца жизни. Война в виде обелиска в каждой деревне и живых очевидцев – это совсем недавнее прошлое. И эти люди до сих пор благодарны тем, кто способствовал их освобождению от того кошмара. И память о казахских джигитах они хранят также бережно, как и о многих других. Как-то в ходе бесконечных наматываний километров по украинским степям Александр Билым посетовал, что порой его поисковую работу, на голом энтузиазме, не понимают. Все спрашивают, зачем ему это нужно? Зачем это нужно Макке Каражановой, Татьяне Крупе и многим другим украинским друзьям, самоотверженно сражающимся за установление каждой детали, за поиск истины. Ответ на этот вопрос однозначный. Чтобы этого никогда больше не повторилось.

Создание документального фильма и наши собственные результаты расследований – это, несомненно, только начало большого поискового пути. И мы будем рады любой помощи от наших сограждан в этом нелегком деле. Все координаты украинских поисковиков и казахского землячества в Харькове находятся в редакции газеты «Литер».

Альбина АХМЕТОВА, фото Макки КАРАЖАНОВОЙ, Алматы – Киев – Харьков – Красноград

http://www.liter.kz/index.php?option=com_content&task=view&id=13291

С 12 по 18 апреля 2013 года на Украине проходили съемки документального фильма с рабочим названием "О чем молчал терновник?", посвященного истории 106 кд (Акмолинской).

Съемки проводил Телерадиокомплекс Президента Республики Казахстан,режиссер фильма Ерлан Сагинов, сценарист Альбина Ахметова. В документальный фильм включены материалы собранные нашей поисковой группой Татьяной Крупой,Леонидом Карцевым,Маккой Каражановой,а так-же поисковые работы отряда "Феникс и К" Александра Белым и Сергея Гладкова.

Первый выезд всей группы в г.Красноград;Макка Каражанова,Ерлан Сагинов,Татьяна Крупа,Азамат Ажимов,Кайрат Амиржанов,Медет Галым,Медина Бондаренко

Теплый и радушный прием главы района Романа Алексеевича Квартенко

Роман Алексеевич Квартенко, Татьяна Крупа

Азамат Ажимов,Макка Каражанова,мэр г.Краснограда Владимир Иванович Максим

Гладков Сергей командир поискового отряда "Феникс и К"

В гости к ветерану, очевидцу майских сражений

В полях под Красноградом

18 апреля наши гости улетели для продолжения съемок в г.Москве и в столице РК Астане.

Премьерный показ первой серии документального фильма о 106кд планируется на 9 мая 2013г.

Со своей стороны наша организация ХГНООК "Берлик" благодарит за помощь и содействие в проведение съемок главу района Романа Алексеевича Квартенко и мэра города Владимира Ивановича Максима.Выражаем слова искренней благодарности творческому объединению Колес ТВ за проведение съемок и освещения приезда Телерадиокомплекса Президента Республики Казахстан.

2 августа 2012.

Галя Галкина

Его судьба трагична и полна величия... Представитель эпохи энтузиастов-патриотов, Нуркан Сеитович Сеитов - нарком, комдив, как и многие его сподвижники, попал в жернова сталинских репрессий.

Об этом свидетельствует и биографический справочник “Наркомы Казахстана 1920-1946 гг.”, подготовленный архивом президента РК совместно с Фондом изучения наследия репрессированной интеллигенции Казахстана “Арыс”: большинство из названных в книге 402 бывших руководителей правительства и наркоматов Казахстана репрессировали

Нуркан Сеитов родился в 1904 году в ауле №1 Сталинского района Акмолинской области. Рано стал сиротой: в 6 лет лишился отца, когда исполнилось 9 лет - умерла мать.

Добровольцем пошел служить в Красную Армию. Участвовал в ликвидации басмачества в 1924 году. Был курсантом, воспитанником-красноармейцем объединенной военной школы в Оренбурге. Когда школу расформировали, учился в кавалерийской школе имени Коминтерна в Твери. После завершения военной школы в Ташкенте был назначен командиром взвода в 81-м кавалерийском полку. Полк располагался в то время в Термезе, в Узбекистане.

Будущий нарком закончил военную службу в 1932 году в должности политрука 3-го эскадрона Казахского кавалерийского полка. Зачислен в резерв РККА в связи с переходом на работу в Казахский краевой комитет ВЛКСМ. Работал в партийных органах: секретарем партийного комитета наркома земледелия КАССР, вторым секретарем Акбулакского райкома ВКП(б) Акмолинской области.

На Нуркана Сеитова поступил клеветнический донос из Казахского института марксизма-ленинизма, его сняли с должности заведующего отдела Карсаксайского райкома партии. Нуркан Сеитович написал гневное опровержение, обратился в Карагандинский обком партии. По-военному четко призвал разобраться: “Прошу бюро обкома и ЦК КП(б) по-большевистски глубоко, метко вникнуть в сущность моего дела”.

До окончательного решения участи Нуркана Сеитова определили на работу в партийный отдел областной газеты “Советская Караганда”. Здесь он проработал до конца июня 1938 года. Бюро Карагандинского обкома 26 июня 1938 года рассмотрело его дело и решило откомандировать в распоряжение ЦК КП(б) Казахстана.

Нуркан Сеитов отправился в Алма-Ату, где у него находилась семья. Приступил к работе в Наркомате легкой промышленности Казахской ССР. В июле 1940 года его назначили наркомом легкой промышленности Казахской ССР, в этой должности пребывал до призыва в Красную Армию.

С семьей (Нуркан Сеитов в центре), 4 декабря 1941 года.

Нарком Нуркан Сеитович Сеитов был в числе тех, кто ушел в действующую армию в декабре 1941 года. Получил назначение комиссаром в 106-ю национальную кавалерийскую дивизию. В марте 1942 года из города Акмолы дивизия отбыла на фронт.

Из четырех казахских кавалерийских дивизий, ушедших на фронт, три из которых были национальными, самой трагичной была судьба именно 106-й кавалерии. Расформированная 106-я дивизия пошла на доукомплектование 6-го кавалерийского корпуса, судьба которого из всех корпусов, принявших участие в битвах на фронтах Великой Отечественной, также оказалась самой трагичной.

Харьковское сражение в мае 1942 года, куда попала 106-я кавалерийская дивизия, можно охарактеризовать как небывалую по своим масштабам битву народов, в ней приняли участие немцы, румыны, итальянцы, мадьяры, словаки, хорваты и валлонцы. Завершилось сражение катастрофическим поражением войск нашей интернациональной Красной Армии.

В сводке Совинформбюро от 31 мая 1942 года сообщалось, что “наши войска в этих боях потеряли убитыми до 5 тысяч человек, пропавшими без вести 70 тысяч человек, 300 танков, 832 орудия и 124 самолета”.

Согласно сталинской военной оценке, наши потери в харьковском сражении составили около 200 тысяч человек, “отданных противнику”, т.е. убитыми и пленными. Есть специалисты, утверждающие, что она более близка к современным российским исследованиям - 207 047 человек (попали в окружение, т.е. были убиты или попали в плен), чем к немецким данным в годы войны - 239 036 только пленных. Вряд ли это окончательные цифры.

Пройдет несколько месяцев, победившие под Харьковом будут уничтожены в Сталинграде, а фельдмаршал Паулюс позорно сдастся в плен.

В числе многих командиров попал в плен комиссар дивизии Нуркан Сеитов.

Из попавших в окружение казахских кавалеристов были те, кому удалось выйти из харьковского окружения: Е.Айгулакову, призванному из Костанайской области в 307-й кавалерийский полк 106-й дивизии, благодаря помощи местных жителей не только удалось уцелеть, вновь встать в ряды Красной Армии и, вернувшись, еще долгие годы работать в органах НКВД и райкоме партии.

Были те, кто, сбежав при помощи итальянских союзных войск вермахта, попали в партизаны, им довелось воевать в Италии - одним из них был Мукан Сакенов из Смирново. Некоторые воевали в Югославии и заслужили благодарность легендарного Иосифа Броз Тито. После окончания войны всех бывших партизан репрессировали, они прошли через советские лагеря.

Нурлан Сеитов, сын наркома Нуркана Сеитовича, пережил удивительные события. В шестьдесят шестом году он вернулся из армии, где прослужил в войсках ПВО три года. Работал музыкантом в коллективе народной артистки СССР Розы Баглановой. Труппа гастролировали по Казахстану. И вот однажды в Кокчетавской области в селе Красный Яр Нурлан Сеитов вдруг увидел в одном доме портрет своего отца...

Он вспоминает: “Случилось это так. Перед концертом около клуба босоногие ребята играли в асыки. Ко мне подошел мальчик и спросил, кто из музыкантов Сеитов (афиша висела на дверях клуба). Узнав, что это я, он пригласил меня к себе домой. В тесной землянке на видном месте висел портрет моего отца. Так мы впервые после войны нашли родную сестру нашего папы Ажар, а маленький пацан оказался моим двоюродным братом. В те далекие годы, когда отца объявили врагом народа, все родственники отвернулись от нашей семьи, все боялись арестов. А тетя Ажар, потеряв все связи с родными, тем не менее хранила портрет своего брата все эти годы. Она долго плакала, обнимая меня, я не выдержал, обнял ее и прослезился”.

Спустя годы официальная правда о судьбе отца уже была известна близким... Старшего сына Нуркана Сеитова, Майдана, не допустили к защите диссертации, исключили из аспирантуры при МГУ, когда при сдаче кандидатского минимума комиссия раскопала в его документах, что он сын врага народа... Хотя на тот момент его научный руководитель - ученый с мировым именем академик Колмогоров - уже включил в учебник математики формулу, которую разработал Майдан.

Такая же судьба постигла и старшую дочь Нуркана Сеитовича Мадину, когда она была аспиранткой в Институте зоологии АН КазССР.

Нурлан Сеитов: “В трехкомнатном доме после ареста отца жили 9 человек. В одной комнате две сестры и два брата. Старшая сестра спала с мамой Нураньей Шариповой, и еще одну комнату сдавали семье квартирантов из трех человек. Чтобы как-то нас прокормить, мама брала дополнительную работу, мыла полы в киностудии, печатала киносценарии по ночам. Наша мама, мужественная, красивая душой и внешне, даже в самые трудные дни пела нам песни, растила нас в любви, чтобы мы выросли достойными людьми в неизвестной еще для нас жизни”.

Нурлан Сеитов посвятил своей маме песню, подарил ее, когда все дети стали взрослыми, у каждого появились свои дети, семьи... Эту песню Нуранье Шариповой спели впервые ее дети, а когда подросли внуки, то и они исполняли своей любимой бабушке на семейных вечерах песню Нурлана.

Мама отнеслась к песне с волнением, когда впервые услышала ее от Нурлана: “Ты - композитор!” Ее слова вдохновили Нурлана на всю оставшуюся жизнь.

Нурлан Сеитов: “Впервые публично рассказал правду о судьбе нашего отца Нуркана Сеитова известный музыкант, первая скрипка Казахстана Айткеш Толганбаев, который сам пережил войну, плен и репрессии. Во время суда над изменниками родины в 1947 году на одной скамье подсудимых вместе с ним оказался и наш отец, героическим поведением которого он был восхищен. Я нашел Толганбаева. Он плакал, узнав, что я сын того самого Нуркана Сеитова. Меня потряс его рассказ о том, как он боролся за свою реабилитацию в Москве, “отсыпаясь” на полу Казанского вокзала. Айткеш Толганбаев обещал помочь нам реабилитировать нашего отца”.

Уже тяжелобольной скрипач давал отчетный концерт в консерватории, на который пригласил детей Нуркана Сеитова. Перед началом он поднял их с кресел и обратился ко всему залу: “Вот дети великого наркома, комиссара дивизии, ставшие жертвами сталинского режима”.

Айткеш Толганбаев ушел из жизни, не успев достучаться до правды о Нуркане Сеитове. Но ему самому удалось дожить до собственной реабилитации.

Дети благородного наркома, комдива приняли на себя миссию реабилитации своего отца. 18 апреля 1947 года военным трибуналом Туркестанского Военного округа в закрытом заседании, без сторон обвинения и защиты Нуркан Сеитов был приговорен к высшей мере уголовного наказания, которую заменили отбытием наказания сроком 25 лет в лагерях. Умер Нуркан Сеитович в лагере Магадана.

http://www.np.kz/2012/08/02/

opalnyjj_komdiv.html

аша поисковая группа выражает огромную благодарность Галине Галкиной за статью!!!

В этом году исполняется 70 лет со дня гибели нашего земляка Уали Гусмановича Утебаева, бесстрашного сотрудника госбезопасности контрразведки «Смерш». К сожалению, он не вошел в книги памяти «Боздақтар» по простой причине – на войну он призывался уже не из нашего города, к тому же из органов НКВД.
                   
Уали Утебаев родился в 1913 году в селе Карабау Кызылкогинского района. Его отец Гусман вместе с другими односельчанами в 1916 году устраивается на работу на нефтепромысле Доссор, но тяжелые условия труда «тартальщиком», когда приходилось при помощи желонки (куска трубы, запаянной с одной стороны), вручную, поднимать нефть на поверхность, подорвали его здоровье. И он умер в 1919 году. Осиротев в 6 лет, Уали с лихвой испытал тяготы жизни, рано повзрослел. Он во всем помогал матери и благодаря ее заботе и братьям отца выжил. Здесь же, на нефтепромысле Доссор учился в ФЗУ, по окончании его работал учеником слесаря, слесарем.
           
В 1933 году в числе первых 22-х выпускников Гурьевского горно-нефтяного техникума получил специальность техника-механика. Учитывая его способности, его сразу назначают заведующим учебной частью Доссорского ФЗУ. Успел Уали поработать и помощником директора Транспортной конторы треста «Эмбанефть». Но хотел учиться дальше. В 1934 году он поступает на нефтяной факультет Азербайджанского индустриального института. В 1939 году он был принят в ряды ВКП(б). И в этом же году, после 4-го курса, его мобилизуют в органы НКВД и определяют оперуполномоченным 1-го отделения ЭКО НКВД Азербайджанской ССР.

           

С 20 августа 1939 года Уали Утебаев – слушатель Высшей школы НКВД в Москве. С 17 февраля 1940 года он – временно исполняющий, а с 4 ноября начальник 1 отделения ЭКО, а в апреле 1941 года младшего лейтенанта госбезопасности переводят начальником 2-го отделения КРО НКВД Туркменской ССР, в г. Ашхабад.

                  

Уали Гусманович был неординарным, очень умным человеком. Его родственники и все те, с кем он работал или просто общался, помнят его обаяние, находчивость, красноречие. Будучи студентом, военнослужащим, и в период Великой Отечественной войны он регулярно переписывался с братьями и многими другими. К сожалению, на сегодня сохранились только некоторые его письма.

                     

На третий день войны наш земляк был откомандирован в распоряжение 3 отделения (отдела) Среднеазиатского военного округа, откуда в начале сентября 1941 года направляется в Иран. 6-го ноября 1941 года он отзывается из Мешхеда в Ташкент.

Затем в Иране он выполнял задание Советского правительства по разведке сведений о том, настроено ли Иранское правительство соблюдать нейтралитет в начавшейся войне. В Ташкенте он назначается заместителем начальника Особого отдела НКВД формируемой в г. Акмолинске 106 казахской кавалерийской дивизии.

В письме брату Сафи от 07.04.1942 г. он пишет, что на днях ждут отправки на фронт, а в письме брату Каби от 19.04.1942 г. – сообщает, что он уже в пути. Во всех письмах он проявляет, характерный всем воинам того периода высокий патриотизм, положительно характеризует своих однополчан. Намеком пишет, что в начавшейся войне участвуют много танков, самолетов и других машин, что в их успехе многое зависит от работы тыла, поэтому просит земляков добывать побольше нефти. После этого связь с Уали прервалась. Прошло много времени в ожидании вестей, родственники писали во многие инстанции, но ответа не было. Только 8 мая 1947 года из управления кадрами МГБ СССР была получена выписка из приказа начальника Главного управления контрразведки НКО «СМЕРШ» № 220/сш от 16 мая 1946 года следующего содержания: «Младшего лейтенанта госбезопасности Утебаева Уали Гусмановича, заместителя начальника ОО НКВД 106 кавалерийской дивизии, с 1942 года исключить из списков личного состава, как пропавшего без вести на фронте Отечественной войны. Подпись: Начальник Главного управления контрразведки «СМЕРШ» НКО генерал-полковник Абакумов». В приложенной копии личного листка сделана приписка: «матери Агибаш назначена пенсия за сына Утебаева У.Г. , по должности заместителя ОО НКВД 106 кавдивизии». Пенсия действительно выплачивалась матери пожизненно.

                         
Казалось бы, история обрывается навсегда жесткими словами «без вести пропавший». Но его родные не хотят с этим смириться. После войны много лет в поисках сведений об Уали потратил его двоюродный брат Махмуд Айтбаев. Сейчас поиск продолжает его двоюродный младший брат, Почетный разведчик недр РК, первооткрыватель месторождений нефти и газа Утебаев Булат. И появляется свет в конце туннеля.

В 2002 году издательство «Өлке» (Алматы) выпустило книгу бывшего военнопленного (реабилитирован в2006 г.) Беисова Гайпена «Судьба, прошедшая через ад», где приводятся следующие воспоминания: «…некоторых из числа военнопленных, кого руководство лагеря считало ненадежными для отправки в Туркестанский легион, в особенности казахов, отправили то ли в концлагерь, то ли на расстрел. Их потом никто не видел». Из них он вспоминает Сулейменова, Асанбаева, Курмашева, Бигалиева, Утебаева Уали, Наурызбаева, Садуакасова Амрина, и дальше пишет: «Вышеуказанные отважные патриоты создали комитет под названием «Преданные Родине» и, несмотря на свою малочисленность, созданный ими комитет много сделал для Советского Союза».

25-го апреля 2005 года газета «Прикаспийская коммуна» опубликовала статью «Одиссея рядового Наурызбекова». Статью автор Жанар Блялова начинает словами: «Немало в истории белых пятен, которые требуют детального изучения. Между тем ведь история – это судьбы людские, которые оказываются в водовороте самых разнообразных событий. На поворотах судьбы нам встречаются разные люди, участники и свидетели великого и удивительного события – Жизни. Человек непростой судьбы, участник Великой Отечественной войны – Жолдас Наурызбеков уцелел и закалился не только на полях сражений, но и в адовых кругах лагерей для военнопленных сначала на Западе, потом и на Родине. Немало лет его преследовало клеймо «изменник Родины». Только в 2003 году он получил полную реабилитацию». Из рассказа Жолдаса Наурызбекова: «Около 1000 человек было нас в лагере. Я познакомился с Утебаевым Уали, который однажды сказал: «Мы организуем группировку по переходу на сторону советских войск, с тобой мы земляки, ты будешь хранить секретные документы.

Переходи жить в другую казарму, где тебя никто не знает, ни с кем не разговаривай, не знакомься, нужна бдительность, главная задача – сохранить документы». Семь человек вошли в эту группу, но один оказался предателем, который затем сдал всех. Но так как про меня этот агент не знал, мне удалось не засветиться. Приговор же остальным был – смертная казнь. Имеется также аудиозапись с самим Жолдасом Наурызбековым, где он подтверждает вышеизложенные события и называет имена некоторых членов группы: майор Мусин, Садуакас из Караганды, Багитжан из Костаная и двое из Алматы. По словам Наурызбекова, один из них, Багитжан, сбежал. После этих сведений, возможно, о последних днях жизни Уали Утебаева напрашивается необходимость детального изучения месторасположения лагеря пленных или документальных материалов о нем. Только тогда будет можно искать и место гибели наших героев-земляков.

В свете этих данных Булат Утебаев направляет письма в Департамент национальной безопасности и в Департамент по делам обороны Атырауской области, а 04.03.2011 г. - запрос в Центральный архив Министерства обороны РФ следующего содержания: «..прошу вас по своим каналам выяснить обстоятельства попадания в плен Утебаева У.Г., дальнейшую его судьбу и, если он погиб, то где искать останки? Также нам хотелось бы узнать адреса людей, названных в рассказах бывших военнопленных… Может быть, кому-то из них удалось выжить? Нам, родственникам Утебаева У.Г., очень важны все подробности. Подрастает молодое поколение нашего рода и для них упоминаемый в рассказах очевидцев патриотический поступок брата, подтвержденный вами, послужил бы основанием для гордости».

Так и не дождавшись вразумительного ответа от официальных органов, брат Утебаева Уали все же продолжает поиск. 28 апреля 2011 года в газете «Ак Жайык» в рубрике «Белые пятна истории» появилась статья «Исчезнувшие». В ней, в частности, сообщалось: «Почти 70 лет 106-я кавалерийская дивизия, сформированная из жителей тогда еще Казахской ССР, считалась пропавшей без вести. Вокруг военного казахского формирования ходило множество самых различных слухов… Однако, в далекой Украине свидетели боев под Харьковом в мае 1942 года до сих пор прекрасно помнят о героизме казахских батыров 106-й кавалерийской дивизии в составе 6-го кавалерийского корпуса под командованием генерала А. Носкова и их трагической гибели почти в полном составе во время одного из самых кровопролитных периодов Великой Отечественной войны. На одной из фотографий этой статьи были запечатлены 15 командиров и политруков 106-й национальной кавалерийской дивизии и среди них (о, чудо!) обнаружился Утебаев Уали Гусманович. Дальнейшие поиски вывели Утебаева Булата к газете «Караван» и автору статьи «В списках не значатся» Галине Барановой, далее к комбригу, ныне профессору Евразийского университета Майдану Кусаинову и к главе казахского землячества Украины Макки Каражановой, которые вплотную занимаются историей 106-й кавалерийской дивизии.

                     

Буквально перед тем, как отнести этот материал в «Прикаспийку», встав еще до рассвета, я снова сделал попытку поискать какие-либо сведения об Уали Утебаеве. Вдруг нашел в программе ОБД «Мемориал» строку: «Список контрразведчиков». Я с волнением начал ее «раскрывать». Она привела к книге Памяти, изданной в Саратовской области. На одной из страниц списка погибших и пропавших на экране подчеркнулась фамилия «Утебаев У.». Он это или нет? Перерыв не одну сотню схожих фамилий Утебаевых, участников войны, я наткнулся только на одного Утебаева Уалиса из Южного Казахстана, станции Арысь. Значит, придется теперь выходить на издателей этого 14-томного списка.

Поиск продолжается, его цель – установить правду о подвиге дивизии, увековечить память о воинах-героях, в частности, Утебаева Уали Гусмановича, найти место его захоронения и посетить его.

Народ должен знать своих героев!

В. АФАНАСЬЕВ

http://pricom.kz/?p=10218

Наследники Славы 2010г.: http://www.naslednikislavy.ru/Makka/albums/167/2725

Форум Поисковых Движений:http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=48407.0

Эту радостную новость нам сообщил по телефону председатель ОМПО "Феникс-К" Сергей Иванович Гладков. 

Сказать, что новость для нас была просто приятна - значить ничего не сказать.

Мы были счастливы от услышанной информации!

Шквал положительных эмоций – восторг и радость переполняли нас!

Создание поискового отряда наконец-то позволяет нам перейти с архивно-розыскной работы в практическую поисковую работу.

И, что особенно очень важно, что инициатива создания такого отряда, его поддержка также исходили от госадминистрации Красноградского района, госадминистрации и совета города Красноград. Мы все таким единомышленникам очень рады! И, пользуясь случаем, хотим выразить им нашу огромную признательность: с момента начала наших поисков судьбы 106 кд (Акмолинской) и по настоящее время позиция руководства города Красноград и Красноградского района всегда была очень дружественной, открытой и очень заинтересованной!

                  Шановний п. Сергію!

 ХМООК “Бірлік” пропонує ГМПО “Фенікс-К” розпочати співпрацю з приводу пошуку та перезахоронення залишків  бійців-казахів, що полягли в боях за Харківщину в 1941-43 роках.

В травні 1942 року на околицях Краснограду відбулися фінальні події Ізюмсько-Барвінковської військової операції, в яких за отриманими нами новими даними, приймали участь і бійці з Казахстану: у якості поповнення для дивізій 6 кавалерійського корпусу з Казахстану була направлена 106 кд (Акмолинська).  До 2010 року доля цієї дивізії залишалася невідомою. Тому сьогодні існує нагальна потреба в пошуках та ідентифікації залишків загиблих на околицях Краснограду: добре відомо, що саме 6 кк прикривав відступ Червоної Армії. Тому вважаємо, що вірогіднісь з'ясування долі як 6 кк, так і бійців-казахів 106 кд саме в околицях Краснограду (зокрема - в Хомутовському лісі) - дуже  досить значна.

Пропонуємо ГМПО “Фенікс-К” розпочати такі пошукові роботи в Хомутовському лісі та околицях Краснограду.

ХМОК “Бірлік” має намір всебічно сприяти пошуковій роботі ГМПО “Фенікс-К” та надавати фахову археологічну та консерваційно-реставраційну консультаційну допомогу

    З повагою, голова організації ХМНООК "Бiрлiк" Макка Каражанова, зам.голови Татьяна Крупа

Для подписания соглашения мы выехали в г. Красноград, где были радушно встречены членами поискового отряда "Феникс-К"  

    

  С 2005г. под руководством учителя истории высшей квалификационной категории "Старший учитель" Л.В. Гладковой ведется "Поисково- исследовательский проект "Правнуки победы"   

      

    

            Л.В. Гладкова презентует нам буклет организации. 

Членами организации являются 15 взрослых,опытных поисковиков и 26 учеников 9-10 классов. Девиз организации  "Война не закончилась, пока не похоронен последний солдат!"

    

       М.Юдина,Т.Крупа, Л.Гладкова, Л.Оксак, М.Каражанова, С.Гладков

    

             Марина Кехтер дарит организации сборник своих стихов

После встречи, наша группа посетила братскую могилу в селе Песчанка.

Братская могила

     

     В Главное управление кадров обратилась гр.Неприна В.А. по уточнению судьбы мужа Неприна Ивана Федровича. По учетным документам Главного управления кадров командир сабельного взвода 66 кавалерийского полка 49 кавалерийской дивизии мл.лейтенант Неприн И.Ф. 1912г. рождения, погиб в мае 1942г. на Харьковском направление. Похоронен: Харьковская обл. Красноградский р-н, с. Песчанка.

     

Мл. лейтенант Неприн И.Ф. был внесен в список захороненных в братской могиле села Песчанка, на могилу приезжала жена и дочь. Совсем недавно, снова приезжала дочь Людмила, которая рассказала, что её отца с поле боя вытащила жительница села Песчанка, Оля.

49 кавалерийскую дивизию 6 кавалерийского корпуса в мае 1942г. пополнил 269 кавалерийский полк 106 кд (Акмолинской).

Откликнитесь, старые бойцы!

Наверное, нет ни одной семьи, которую обошла бы стороной война. Мой дед, Шайык Калгинбаев, пропал без вести в мае 1942 года. Что такое война, он узнал задолго до нападения фашистов на Советский Союз. В 1938 году его, старшего ветеринарного врача Яны-Курганского района Кзыл-Ординской области, призвали на финскую войну. Лишь в 1940 году он вернулся в родной аул «Первое Мая». Но вновь мирная жизнь прервалась, началась Великая Отечественная. У моего деда, на тот момент старшего ветеринарного врача области, была бронь, но он добился отправки на фронт. В городе Акмоле формировалась 106-я кавалерийская дивизия, в которую мой дед назначается начальником ветеринарной службы. В апреле 1942 года его дивизию направляют в Украину. 

Всю дорогу дедушка пишет письма своей семье. Дома у него оставались жена и трое детей. В своем последнем письме, датированном 8 мая 1942 года, он сообщает, что его дивизия остановилась в деревне Алексеевка Харьковской области. Больше писем с фронта моя бабушка не получала. Мой отец пытался найти тех, кто остался в живых из 106-й дивизии. Один из однополчан деда рассказал, что дивизия попала в окружение, многие солдаты и офицеры оказались в плену. Еще один очевидец, которому мой дед помог при ранении, предположил, что он погиб при обстреле...Моя бабушка Шарипа, так и не вышедшая замуж, как и многие вдовы фронтовиков, вырастила и поставила на ноги своих детей и до последнего своего вздоха ждала мужа с войны. Я не теряю надежды, что кто-то помнит Шайыка Калгинбаева и поможет нам восстановить последние минуты его жизни. Неизвестность терзает нас шесть десятилетий. Жанар КАЛГИНБАЕВА, доцент кафедры мировой литературы МКТУ имени А. Ясави,

г. Шымкент

                      

                  

Шайык Калгинбаев начальник ветер. службы 106 кд

Здравствуйте, уважаемые сестреночка Макка и Татьяна Николаевна!

Каждый уходящий день все тверже убеждает меня в важности и полезности поездки нашей делегации в Харьков. Лично для меня много значит доброжелательный, теплый прием руководства области, города, районов и местных представителей власти. Особой благодарности заслуживают жители Харьковщины, которые бережно хранят память о бойцах - казахстанцах, с трепетом рассказывают о героизме и стойкости наших земляков, и, главное, заботливо ухаживают за местами захоронения павших за Украинскую землю красноармейцев.

                            

Для меня, пожилого человека, поездка оказалась трудной и утомительной. Но об этом нисколько не жалею, ибо получил огромное моральное удовлетворение, вернулся в родной очаг с большими впечатлениями. Изменились мои взгляды на историю Великой Отечественной войны.

Если всю мою сознательную жизнь мучила неизвестность судьбы любимого отца, то сейчас страшно терзает меня теперь уже его известная мученическая судьба. В то же время, я осознаю, что ничего нельзя исправить! Все совершено волею Аллаха!

Через несколько дней после возвращения собрал всех родственников и аульчан на родине моего отца, мы захоронили кавалерийскую каску и горсть украинской земли рядом с прахом матери, установили мраморную доску с надписью и портретом отца. Помолились перед его памятью, почитали Коран и устроили поминальный обед. Считаю, что на этом часть моего долга перед отцом выполнена. Говорю часть долга потому, что впереди много дел по восстановлению полной истории 106 кавалерийской дивизии.

Прочитав все, что вы подарили, очень сожалел, что не смог эти материалы изучить на месте. Теперь имею полное представление о продвижении нашей дивизии с первых и до последних дней.

             

Т. Крупа, К. Фролов и сын Калгинбаева Шайыка

Судя по последнему письму отца, датированному 8 мая 1942 года, первый эшелон прибыл на станцию Савинцы 1 мая того же года, и сразу же перебазировались в село Чепель. Последний эшелон прибывает 12 мая. Поэтому думаю, что дивизия действительно находилась в селе Чепель до 16 мая, как удостоверяется в Акте передачи ее в состав 6 кавалерийского корпуса армейский группы генерала Бобкина. Наша дивизия присоединилась к 6 кавалерийскому корпусу уже на подступах к Краснограду. Но мой отец, вероятнее всего, не дошел до Краснограда, поскольку управление дивизии, дивизионный ветеринарный лазарет и некоторые другие подразделения остались в штабе 6 кавалерийского корпуса, который находился в районе села Алексеевка. Думается, что когда передовая часть 6 кавалерийского корпуса в составе армейской группы генерала Бобкина, отступила от Краснограда и 23 мая попала в окружение, штаб корпуса дислоцировался еще в селе Алексеевка. Эту версию подтверждает рассказ нашего родственника, который попал в плен и после вернулся домой. Он говорил о том, что в селе Алексеевка, (почему-то он разделял это село на Алексеевка-1 и Алексеевка-2. Видимо, из-за того, что село пересекает река Берека, или от того, что по середине села проходит большая трасса и верхняя часть его выглядит как отдельный населенный пункт) в первый день окружения его ранило и он лежал в овраге. В этот момент рядом останавливается повозка, управляемая офицером. Офицер казах подошел к нему, оказал первую медицинскую помощь и расспросил его откуда он. Оказалось, что они родственники из одного аула Кызылординской области КазССР. Но раньше друг друга не знали. Этим офицером был мой отец. Далее этот родственник говорил о том, что мой отец его повез и устроил в ближайшую санчасть и в течение 3-х дней посещал, привозил еду. В последний приезд мой отец его успокаивал и говорил, что сегодня вечером они прорвут окружение. Но на следующий день с утра начались бомбежки, немцы наступали всеми силами и всех из санчасти взяли в плен. После этого он моего отца не видел. Так же в первой книге «Красноградщина» указано, что генерал Бобкин 26 мая погиб в бою за прорыв из окружения. Командующий 6 кавалерийским корпусом генерал Носков в окружении ведет бой с 300 бойцами, из которых к вечеру остаются только 5 человек и контуженный генерал сам попадает в плен. Еще один уцелевший, но контуженный солдат из этой дивизии говорил, что при бомбежке мой отец остался в блиндаже. Осмысливая все эти обстоятельства, прихожу к выводу, что мой отец также сложил голову здесь в районе села Алексеевка.В заключение хочу особо отметить лично ваши заслуги по восстановлению справедливости и проводимую вами деятельность. МОЛОДЧИНЫ! Меня поразило то, что на всей территории области вас принимают как своих соратников, проявляют уважение к вам, признают ваш авторитет. Это означает, что вы с ними всегда в контакте, власть понимает, что вы все идете к одной цели. Искренне желаю вам дальнейших успехов и здоровья.

Добрый вечер Макка. Я извиняюсь за беспокойство, но не написать Вам не могу. Я много лет занимаюсь поиском места захоронения своего деда-заместителя командира 269 кавалерийского полка по строевой части, 106 кавалерийской дивизии, пропавшего без вести в 1942году. Прочитал Вашу статью о пропавшей 106 кавалерийской дивизии вчера, за которую большое человеческое спасибо. Очень большую и нужную работу Вы провели со своими единомышленниками. Хотелось бы с Вами пообщаться и подробней узнать о самом открытии этих невероятных фактов, о планах по дальнейшему поиску, установке памятников павшим кавалеристам. Чем можно помочь?

                        

Капитан Руссов Павел Николаевич, 11 ноября 1903г.р., в Красной Армии с 1925г. кавалерист, заместитель командира 269 кав.полка ( по другим источникам-командир полка???), принимл участие в формировании 106 Акмолинской кав. дивизии. 

                      Форум выпускников Сумского ВАКУ 

Курилов Николай   Архивариус СВАКДКУ

Капитан Руссов Павел Николаевич. Начальник цикла конной подготовки (1937-1941), мастер своего дела, отличный методист, высокообразованный офицер, требовательный, волевой, инициативный командир. В начале Великой Отечественной войны формировал коммунистический батальон, организовывал эвакуацию семей командного и преподавательского состава, обеспечивал их всем необходимым в пути следования. В декабре 1941 года убывает на фронт, на должность зам. командира дивизии 

Петров Василий Степанович

Прошлое с нами

(Книга первая)

Капитан Руссов

B училище умение владеть конем считалось одним из важнейших показателей успеваемости курсанта. Конная подготовка — предмет практический, и мы много времени проводили в седле.Посреди манежа — капитан Руссов — начальник цикла конной подготовки. В руке хлыст — ременная плеть длиной метров шесть-семь. Взвод курсантов — смена, тридцать всадников,— по одному описывает круги ровной рысью.Капитан Руссов — кавалерист до мозга костей. Он управляет лошадью так же, как иные — собственными конечностями, и животное повинуется малейшему движению корпуса, поводьев, шенкелей. На рубке шашка капитана — именная — командный состав вооружен стандартным клинком,— блеснет над головой, словно молния, и срубленная лоза,сохраняя вертикаль, втыкается в землю рядом со стойкой.Даже в среде командиров, людей военных по призванию, не часто встречаются лица, наделенные талантом подавать команды. Голос капитана, восторженно-звенящий, нес в себе какой-то заряд бодрости, захватывал разум и чувства о тщательных тренировок? Капитан умел строить интонации, разносил паузы, подчиняя всецело сознание всадника велению команды.Капитан Руссов — во всех отношениях личность необыкновенная. Высок ростом, гибок, всегда в новой, безукоризненно пригнанной и в то же время свободной одежде, надушен, неизменно молчалив и угрюм. Под густыми белесыми, вразлет бровями серые, пронзительно светлые глаза, наполненные каким-то непонятно тяжелым смыслом.Конь, по мнению капитана, одно из немногих, может быть, единственное животное, требующее всяческого внимания, даже участия. Необходимо жалеть его. И капитан Руссов жалел, но не сюсюканьем расслабленного многоречивым говоруна. Нет, жалость начальника цикла конной подготовки была бессловесной, он молчал от спокойствия человека,который стоял выше эмоций. Неторопливо капитан переводил взгляд на курсанта, замеченного в небрежном обращении с лошадью, и глядел мимо невидящим взглядом, не говоря ни слова, и худо было виновному. Сам он казнил себя, терзаемый стыдом за слабость и лень, ведь он — всадник, а конь — безответное животное.И никаких выговоров и взысканий. Нельзя уравнять недозволенный совестью бездушный поступок и дисциплину, когда речь идет о человеке и животном. Капитан никогда не пользовался правами начальника, он поступал как арбитр, поставленный блюсти законы природы.

В объяснения капитан не вдавался. Ни при посещении конюшен, ни перед строем смены, ни на инспекторской выводке. В манеже лексикон его содержал не более десяти —пятнадцати слов. Капитан пристально следил за поведением лошади, изредка подымал глаза на всадника, но не выше его плеч. Фамилий курсантов не знал и обращался по кличке лошади: «Эй... на Птице... корпус» или «...на Едигере... клинок...» Значит, по команде «Шашки под-высь!» всадник заваливает клинок либо держит эфес выше или ниже подбородка, а тому, кто на Птице, необходимо выпрямиться в седле, прогнуть позвоночник, возможно, развернуть плечи.

Манеж — это огромное здание с потолком, высотой двадцать метров и пролетами в пятьдесят метров. На уровне шести-семи метров — ложи зрителей в несколько ярусов.

Пол устлан толстым слоем опилок. Того, кто показывал успехи, капитан Руссов призывает к себе в центр манежа, чтобы курсант убедился, насколько он превосходит остальных в смене, которая идет манежным галопом по кругу.

Раз или два и меня заметил начальник цикла конной подготовки. Кажется, на препятствиях в открытом манеже.

И на вольтижировке.Я упоминаю эту деталь затем, чтобы отметить еще одну необыкновенную черту личности капитана Руссова. Призывая, он никогда не прибегал к жестам или разом ощущал волю руководителя, тем же аллюром оставлял строй и становился, не спешиваясь, рядом с капитаном.Так же, как успехи отдельных лиц, капитан умел ценить достижения и коллективные, с дни батарейных занятий по конной подготовке в центре манежа иногда выстраивалась вся смена, чаще других — так называемый томский взвод.

В предвоенное время существовал в артиллерийских училищах обычай обмениваться курсантскими взводами.

Эти «экспедиционные» взводы комплектовались на подбор самыми способными, рослыми и красивыми курсантами.

Сумское артиллерийское училище посылало свой взвод в Томское артиллерийское училище и принимало у себя томский взвод. Будущие командиры обучались по общей программе и поддерживали тесные связи со своими училищами. Мы носили на петлицах буквы САУ, томские курсанты - Т А У. Понятно, с какой ревностью относились они к своему воинскому престижу, несшие службу вдали от своей альма-матер.

Томский взвод не признавал никаких преград в конной, физической, стрелковой подготовке, во всех видах спорта для томских курсантов, казалось, нет ничего невозможного. Прыжки в длину они выполняли, используя свои строевые лошади: три-четыре — голова к хвосту и все тридцать курсантов один за другим шли с дистанцией в пол - шага.

Помимо городских прогулок в конном строю мероприятия, в основном преследовавшего цель развлечения городской публики,— два раза в месяц в училище проводились показательные уроки верховой езды и вольтижировки.

В этот день все, кто имел доступ, а также многочисленные городские гости спешили в манеж. И если томский взвод неизменно участвовавший во всех состязаниях, делил второе место с сумским, никто из зрителей не замечал этого.

В конце зрелища, когда в ворота вступали в строю по три всадника с трафаретами Т А У на петлицах — над головой...

На взводных занятиях во главе смены шел командир взвода,

на батарейных — командир батареи. Помимо этого строевой командный состав подразделений ежедневно привлекался к занятиям конной подготовкой по специальной программе.— Авт.

Правофлангового трепетала треугольная ткань взводного штандарта,— зрители всякий раз неизменно награждали томский взвод самыми восторженными аплодисментами.Начальник цикла конной подготовки пользовался среди преподавателей особыми правами. Только капитан Руссов позволял себе иногда нарушать установленный порядок: задерживал в манеже смену-взвод. Расписание занятий сдвигалось тогда за счет других дисциплин. Если это происходило с кем-то другим, виновник получал взыскание....Как-то наш 1-й дивизион возвращался в пешем строю с полевых учений. Стояла поздняя осень. Часов за восемь перед тем, как был объявлен отбой, начался дождь. До училища километров двадцать. Батареи шли повзводно на положенной дистанции. Перед строем — шеренга командиров взводов, в голове — командир батареи старший лейтенант Кулаков. Командир дивизиона был вызван кем-то, и колонну подразделений дивизиона вел капитан Руссов, принимавший участие в учениях как старший посредник.Горизонт скрылся в туманной дымке. Нудный, холодный дождь не переставал. Дорога размокла. Под ногами плескалась грязь. Движение продолжается час, другой, третий. Вдали уже были видны контуры городских строений.Не оглядываясь, командир батареи крикнул: «Песню!»Строй идет молча. Нужно начинать, иначе последует команда: «Стой!» И тогда придется месить на месте грязь двадцать, тридцать минут — правило, от которого старший лейтенант Кулаков не отступал ни разу.Продрогший фальцет начал «Катюшу». Его поддержало несколько голосов. Запевала стал кашлять, поперхнулся еще кто-то. Песня оборвалась. Причин ослушания командир батареи не признавал никаких. Запевала начал снова: Бьют копыта о землю сырую, И чуть слышно звенят трензеля...Был спет куплет, второй. Голоса слабели. Разве в таком состоянии до песен? Шинель промокла. Режут плечи ранец и драгунская винтовка, ноги едва передвигаются.Старший лейтенант Кулаков хранил молчание. 1-я батарея хорошо знала, чем это кончится. Задняя шеренга запела снова: Кто привык за свободу бороться, С нами вместе пускай запоет,

Кто весел, тот смеется, ....

Кто хочет, тот добьется,

Кто ищет — тот всегда найдет!

Припев дружно подхватили все:

Капитан, капитан, улыбнитесь,

Ведь улыбка — это флаг корабля

В сером непромокаемом плаще с шашкой капитан Руссов невозмутимо шагал километр за километром. Командир батареи, обнажив клинок, опустил на плечо. Это — команда.Шеренга взводных командиров перешла на строевой шаг, а за ней и вся батарея, немилосердно разбрызгивая лужи.Позабыв холод и усталость, четыре взвода — сто с лишним курсантов — горланили во всю силу: «Капитан, капитан, улыбнитесь...»Когда под ногами уже стучала мостовая и колонна во всю длину вытянулась на городскую улицу, выдержка изменила старшему посреднику 1-го дивизиона.

Бывший сотник Забайкальского казачьего войска капитан Руссов оглянулся, и по его суровому лицу скользнула улыбка.

Юрий Руссов внук Капитана Руссова Павла Николаевича

20 мая 2011 года  в Харькове состоялся «круглый стол»: «Неизвестные страницы событий мая 1942 года на Харьковщине».

Организаторами встречи выступили:

  • Музей археологии и этнографии Слободской Украины Харьковского национального университета имени В.Н. Каразина,
  • Центр краеведения Харьковского национального университета имени В.Н. Каразина,
  • Харьковская городская национальная организация казахстанцев «Бирлик».

Участниками встречи стали представители городской и обласной государственных администраций, городской администрации Краснограда, национальных общин города Харькова, слободского казачества, ветеранских организаций, поисково-научной общественности нашего города. В работе принял участие Почетный гражданин Краснограда и сотрудник Центрального архива Министерства обороны РФ М. Карцев.

"Круглый стол" был посвящен 69-й годовщине событий «харьковского котла» (Изюмско-Барвенковская операция).

Вопросы, которые рассматривались:

1. «Забытая» 106 кавалерийская дивизия (Акмолинская) и судьба 6 кавалерийского корпуса.

2. Подготовка к чествованию 70-й годовщины событий мая 1942 года на Харьковщине («Харьковского котла»).

3. Создание Мемориала жертвам «Харьковского котла» на месте немецкого пересыльного концентрационного лагеря ДУЛАГ 205 (современная окраина города Красноград).

Сегодня уже прошло 69 лет с тех трагических событий, которые происходили на Харьковщине в мае 1942 года и до сих пор они не освещены до конца современной исторической наукой, - так называемом «Харьковском котлу» (Изюмско-Барвенковская операция мая 1942 »).

Эти события стали следствием просчетов Генерального штаба. Но не о выяснении вины виноватых мы говорим сегодня. Тема встречи - это подготовка к 70-летию этих событий и воздании надлежащего почета погибшим.

Май 1942. Генштаб СССР разрабатывает наступательную операцию на Изюмско-Барвенковском выступе для освобождения Харькова. И хотя ситуация на флангах для этого наступления складовалась угрожающе для советских войск, полностью игнорировались при этом немецкие возможности (немецкое командование параллельно разрабатывало военную операцию «Фридерикус 1», которая имела целью уничтожение выступа), Генштаб принимает решение провести наступательную операцию с этого выступа. Результатом этого стало окружение и уничтожение большой группы советских войск. По немецким данным, Красная Армия понесла потери около 270 тыс. человек.

Шок от такого поражения был огромным. Поэтому очень долго эту тему просто замалчивали, а документальные свидетельства - стали особо секретными. Часть документов и вовсе была уничтожена.

Нам в течение 2010 года удалось найти следы «забытой» 106 кд (Акмолинской), которая пришла на Харьковщину как пополнение для дивизий 6 кк накануне наступления на Красноград.

Судьба 6 кк генерала Бобкина - трагическая. Как и трагическая судьба всех соединений, оказалась в этом окружении. 6 кк прикрывал отступление советских войск через«коридор» в районе с. Чепель. Поэтому почти все бойцы этого корпуса - погибли.

Кадры немецкой хроники

Очень много наших бойцов оказались в плену и прошли через немецкий коцентрационный лагерь ДУЛАГ 205, который располагался на месте карьера кирпичного завода (сейчас это - окраине Краснограда).

Кадры немецкой хроники

В 2012 году этим событиям исполнится 70 лет.

Мы ставим целью создание памятного мемориала жертвам «харьковского котла» на месте ДУЛАГа 205.

Мы ставим вопрос о достойном чествовании погибших в мае 1942 года на Харьковщине в 2012 году и, в этой связи, - активизацию организованной поисковой работы.

По нашему мнению, сегодня уже не время искать виновных - время отдать дань погибшим.

Отметим, что на сегодня активно идут переговоры с Казахстаном об установлении памятного знака казахстанским дивизиям на территории Краснограда.

Выступает начальник Управления внутренней политики и связей с общественностью Харьковской облгосадминистрации В.Зинченко

Выступает начальник Отдела по работе с объединениями граждан Харьковского городского совета Б.Бутырин

Выступает ветеран Великой Отечественной войны Н.Т. Ячменев (Всеукраинский союз советских офицеров). Николай Тимофеевич умер в конце 2011 года.

Выступает военный историк А. Пидипрыгора (медиа-проект "Харьков & война")

Выступает сотрудник Центрального архива МО РФ (Подольск, Россия) Л. Карцев

Выступает А. Яворский (Всеукраинский союз советских офицеров)

Просмотр военной немецкой хроники о событиях мая 1942 года на Харьковщине

Гости встречи

Организаторам встречи было особенно приятно получить письмо Народного депутата Украины, Президента Ассоциации национально-культурных объединений Украины А.Б. Фельдмана.

                  

Обращение Президента АНКО Украины и Народного депутата Украины А. Фельдмана

Выступает А. Тимашевская (АНКО Украины)

Выступление Макки Каражановой

Выступает Л. Карафетова - вице-президент областного культурного центра "Аме Рома"

Выступление атамана Слободского казачьего войска (объединенного) Ю. Лапшина

Выступление ветеранов (Всеукраинский союз советских офицеров).

При поддержке Красноградской районной государственной администрации и Красноградского городского совета сегодня уже выделена земля как под памятный знак, так и под Мемориал жертвам мая 1942 года.

Присоединяйтесь к нам: харьковская земля в мае 1942 года была залита кровью сотен тысяч мучеников и героев разных национальностей. Они все заслуживают уважения и памяти. Ведь, благодаря им мы сегодня все живем. Давайте об этом помнить!

Наркомом легкой промышленности Казахской ССР добровольцем ушел на фронт

 

Родился 1904г. Член ВКП с 1927г, в РККА с 1924г. Окончил Средне Азиатскую Объединенную Высшую школу им. Ленина, кавалерийское отделение в Ташкенте 1930г.

 

В резерве Красной Армии с 1932 года

   

В 1924г в августе месяца добровольно вступил в школу, в качестве воспитанника и это в 26 год.

1931 года с 1 мая работает секретарем райкома ВЛКСМ.

Нуркан Сеитов. 1904 г.р., Комиссар 106 кавалерийской дивизии, Нарком легкой промышленности КазССР, добровольцем ушел на фронт, попал в плен, В 1947 году осужден, приговорен к расстрелу, расстрел был заменен на 25 лет лишения свободы. 

Умер 1953 году в лагере НКВД.

Из воспоминаний внучек Нуркана Сеитова

.

Внучки Нуркана Сеитова

Наше первое знакомство произошло по телефону,зазвонил телефон,я подняла трубку и услышала взволнованный голос-"Здравствуйте, я Дина Сеитова".

Моей радости не было предела...

Мы просматривали Интернет- продолжила Дина - и на Вашем сайте увидели информацию о своем деде Нуркане Сеитове,нет слов передать Вам нашу радость.

Наш дед был Наркомом легкой промышленности Каз ССР,отказался от брони и добровольцем ушел на фронт. Номер дивизии и трагическую судьбу дивизии узнали благодаря Вашей странице на Вашем сайте в Наследниках славы http://www.naslednikislavy.ru/Makka/albums/167,наконец-то мы знаем и в какой дивизии воевал наш дед!

Его биография есть в книге "Наркомы Казахстана".

У нас есть фотографии и документальные свидетельства, которые мы хотим передать Вам для восстановления достоверной истории 106 казахской кавалерийской дивизии.

Конечно самым волнительным для меня оказался и этот звонок,и архив семьи Сеитовых,который сохранился не смотря на все гонения, угрозы.Преодолевая страх,не теряя веры,семья хранила личный архив Нуркана Сеитова, архив бесценен и уникален!

Тяжелые поражения, понесенные Красной Армией в первые месяцы Великой Отечественной войны, имели для Советского Союза катастрофические последствия. К декабрю 1941 г. враг оккупировал свыше 1,5 млн. кв. км советской территории, на которой до войны проживало 74,5 млн. человек 9. Удалось эвакуировать или призвать в армию лишь часть этого населения. Военные мобилизации, проведенные на не оккупированной врагом территории, значительно истощили людские ресурсы страны уже к осени 1941 г. Обстановка же на фронте была такова, что требовалась дополнительная мобилизация сил, ускоренная подготовка боевых резервов.

В это время было принято решение о формировании национальных частей и соединений.

Самые крупные военно-мобилизационные мероприятия по созданию национальных формирований в составе Красной Армии были осуществлены на основе постановления Государственного Комитета Обороны от 13 ноября 1941 г. Учитывая сложившееся в стране и на фронте положение, ГКО обязал командование Среднеазиатского (САВО) и Северо-Кавказского (СКВО) военных округов сформировать совместно с государственными, советскими и общественными организациями соответствующих союзных и автономных республик 15 отдельных стрелковых бригад и 20 кавалерийских дивизий: 87-ю и 88-ю бригады, 97-ю и 98-ю кавдивизии — в Туркменской ССР; 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96-ю и 97-ю бригады, 99, 100, 101, 102-ю и 103-ю кавдивизии — в Узбекской ССР; 98-ю и 99-ю бригады, 104-ю кавдивизию— в Таджикской ССР; 100-ю и 101-ю бригады, 96, 105-ю и 106-ю кавдивизии — в Казахской ССР; 107, 108-ю и 109-ю кавдивизии — в Киргизской ССР; 110-ю и 111-ю кавдивизии в Калмыцкой АССР; 112-ю и 113-ю кавдивизии — в Башкирской АССР; 114-ю кавдивизию — в Чечено-Ингушской АССР; 115-ю кавдивизию — в Кабардино-Балкарской АССР 30.

С самого начала работа по формированию национальных частей и соединений оказалась в центре внимания советской общественности. К ней были привлечены соответствующие хозяйственные организации.Были приняты постановления:

«О мероприятиях по культурному обслуживанию вновь формируемых войсковых частей», утвердили план распределения кавалерийских принадлежностей, продовольствия и фуража между районами области для обеспечения национальных войсковых формирований, а также перечень вещей, которые призывник обязан иметь при себе, когда он явится в воинскую часть 31.

Работе по формированию национальных частей и соединений были посвящены внеочередные пленумы обкомов, горкомов и райкомов, в первичных организациях состоялись открытые партийные собрания. Бюро Павлодарского обкома Компартии Казахстана, например, обязало первичные партийные организации провести собрания, на которых «подробно ознакомить всех коммунистов и комсомольцев с задачей формирования национальных соединений и дать конкретные задания каждому коммунисту и комсомольцу по обеспечению этого важнейшего и почетного задания» .

Если в личном составе обычных кадровых формирований Красной Армии в 1941 —1942 гг. партийно-комсомольская прослойка в среднем составляла 15— 20%, то в национальных кавалерийских дивизиях и стрелковых бригадах она оказалась значительно выше. К этому обязывали соответствующие решения партийных и комсомольских органов. «Для каждого коммуниста и комсомольца,— говорилось, например, в постановлении бюро Павлодарского обкома КП(б) Казахстана и облисполкома Совета депутатов трудящихся,— достойным ответом на постановление ГКО о разрешении формирования национальных войсковых соединений должна быть добровольность вступления в ряды национальных формирований» 

В результате национальные формирования республик Средней Азии и Казахстана в среднем состояли на 35—50% из коммунистов и комсомольцев, а в отдельных соединениях их было еще больше: в 108-й кавдивизии — 50,2%, 101-й кавдивизии — 53,2%, 106-й кавдивизии — 59,2%, а в 91-й отдельной стрелковой бригаде — 66,6%

Национальные кавдивизии и стрелковые бригады получили кадры, обладавшие немалым опытом организационной, политической, хозяйственной работы. Так, из 1190 руководящих работников, вступивших в казахские национальные формирования, 30 были из республиканских, 262 — из областных и 898 — из районных организаций. В их числе находились работники ЦК КП( б) Казахстана и СНК Казахской ССР, 7 секретарей обкомов и 28 секретарей райкомов, более 40 заведующих отделами обкомов и райкомов КП(б) Казахстана . Часть командиров.

121 и политработников поступила в национальные воинские формирования из военных округов.

Осенью 1942 г., в один из самых тяжелых периодов войны, в действующую армию прибыли 87-я Туркменская, 90-я и 94-я Узбекские, 100-я и 101-я Казахские отдельные стрелковые бригады. В каждую из них входили четыре отдельных стрелковых батальона, отдельный батальон связи, батальон 82-мм и дивизион 120 мм минометов, дивизион противотанковых пушек, рота разведки, саперная рота, рота автоматчиков, санитарная рота, рота автоподвоза.Внесли вклад в победу над врагом и национальные стрелковые бригады: 87-я Туркменская сражалась на Северо-Западном фронте, 100-я и 101-я Казахские — на Калининском, 90-я и 94-я Узбекские участвовали в историческом наступлении советских войск под Сталинградом. Они мужественно исполняли свой ратный долг.

Каждое соединение получило необходимые кадры и оборудование для выпуска газет на национальных языках. Воины систематически могли читать местные газеты и журналы, встречались с деятелями национальной культуры — композиторами, писателями, артистами. Части снабжались музыкальными инструментами, художественной и политической литературой. Особенно усилилась забота о воинах национальных соединений после того, как Главное политическое управление Красной Армии 17 сентября 1942 г. издало директиву о воспитательной работе с красноармейцами и младшими командирами нерусской национальности.

15 национальных кавалерийских дивизий и 10 национальных стрелковых бригад в течение 1942 г. были расформированы, а их личный состав, материальная часть и вооружение были переданы поступившим в действующую армию национальным кавдивизиям и бригадам, а также артиллерийским, механизированным и стрелковым частям, нуждающимся в пополнениях.

Н. А. КИРСАНОВ

Приказ о расформировании 106 Казахской кавалерийской дивизии.

 

28 марта 1942 года 106 национальная кавалерийская дивизия получила телеграфное распоряжение Военного Совета САВО об убытие дивизии на укомплектование 6 кавалерийского корпуса. К погрузки первого эшелона дивизия приступить 10 апреля 1942г, последний 12 эшелон был отправлен из Акмолинска 25 апреля 1942г.

Первый эшелон пришел на станцию Савинцы Харьковской обл. 25 апреля 42г., последний эшелон 12 мая, в день начала наступательной операции .

Расформированная 106 кав.дивизия передана; 

269 кав.полк в полном составе, артпарк дивизии переданы на укомплектование 49кд, 6кк. 

288 кав.полк  в полном составе и 1 батарея конартдива переданы на укомплектование 26кд.6кк.

307 кав.полк в полном составе и 1 батарея артдивизиона переданы на укомплектование 28кд 6кк

По воспоминаниям ветеранов 106кд,они и не успели понять, что дивизию расформировали, ни один командир мл. состава, старшего состава не был отстранен от командования. По архивным документам только  майор Панков, получил другую должность. 

    Харьковское сражение(12—29.05.1942)

         Харьковский «котел»

 

 

В середине майор Панков Борис Николаевич, слева от майора Сеитов Нуркан, справа майор Осадченко.

Начальник политотдела- старший политрук Кульмагамбетов Сагадат, старший батальонный комиссар - Мамбатов Темиргали

 

Герой Советского Союза Панков Борис Никифорович

         

          06.08.1896 - 13.05.1974

Панков Борис Никифорович – командир 88-й гвардейской стрелковой дивизии (8-я гвардейская армия, 1-й Белорусский фронт), гвардии генерал-майор.

Родился 25 июля (6 августа) 1896 года в деревне 1-е Лукино ныне Свердловского района Орловской области в семье крестьянина. Русский. Окончил 7 классов. Работал шахтёром.

В армии с 1915 года. Участник первой мировой войны в должности командира взвода.

В Красной Армии с 1920 года. В 1921-1923 годах служил в частях Всеукраинской ЧК, в 1924 - начальник погранзаставы. В 1925 году окончил Высшую пограничную школу НКВД. Служил в пограничных войсках в Закавказье. В 1934 году окончил Курсы усовершенствования командного состава при Высшей пограничной школе, до 1937 году - командир учебного кавалерийского дивизиона при Высшей пограничной школе. С 1937 – командир пограничного полка в Казахстане, служил в Управлении Казахстанского пограничного округа.

Участник Великой Отечественной войны с августа 1942 года. При освобождении Западной Украины с 8 августа 1943 года командовал 88-й гвардейской стрелковой дивизией. Умело руководил боем дивизии 18 июля 1944 года при прорыве обороны противника юго-западнее города Ковель (Волынская область), развитии наступления и форсировании реки Западный Буг. Дивизия нанесла противнику большой урон в живой силе и технике. Участвовал в боях за освобождение Запорожья, Одессы, польского города Люблин и закончил войну в Берлине.

За успешное руководство воинскими соединениями и проявленные при этом личное мужество и героизм гвардии генерал-майору Панкову Борису Никифоровичу 6 апреля 1945 года присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 5165).

После войны продолжал службу в армии. С 1947 генерал-майор Б.Н. Панков - в запасе. Жил в городе Кисловодск Ставропольского края, затем – в городе Запорожье (Украина). Умер 13 мая 1974 года. Похоронен в Запорожье на Капустяном кладбище.

Генерал-майор (1943). Награждён двумя орденами Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденами Суворова 2-й степени, Кутузова 2-й степени, Александра Невского, медалями.

          Сеитов Нуркан

Родился в 1904 году, аул 1, Северо Казахстанской обл.

Окончил Средне Азиатскую Объединенную Военную школу им. Ленина, кавалерийское отделение в Ташкенте, в 1930г.

До начала ВОВ- Наркомом легкой промышленности КАз ССР, добровольцем ушел на фронт!

Осадченко Павел Михайлович Дата рождения __.__.1901

Место рождения Воронежская обл., Шаталовский р-н, с. Знаменское

Дата и место призыва __.__.1924 доброволец

майор начальник штаба КАВАЛЕРИЙСКОЙ ДИВИЗИИ 106 КД

Причина выбытия пропал без вести Дата выбытия 12.04.1942

Адрес родственников: Жена Осадченко Анна Ивановна,сын 1934 года рождения

Новоаннинский р-н,Филоновская ст-ца,Интернациональный пер 26

Название источника информации ЦАМО Номер фонда источника информации 58

Кульмагамбетов Сагадат Мендегожинович

       

Кульмагамбетов Сагадат Мендегожинович

Политрук. Член партии с 1932года парт.бил. 1563990 РВК Казахстана, в РККА с 1931года

«24 января 1940 года в городе Акмолинске состоялась первая конференция областного комитета партии, на которой ее делегатами были избраны члены бюро и областного комитета партии. Так, вторым секретарем областного комитета партии был избран Кулмагамбетов С».

На фронт ушел добровольцем! 

Кулмагамбетов (Кульмагамбетов) Сагадат (Сагадай) Мендегожиков.

Дата рождения - 1909 год.

Место рождения - Казахская ССР, Акмолинская обл., Сталинский р-н, Кочкараганский с/с.

Воинское звание - ст. политрук. Последнее место службы - 106 КД.

Причина выбытия - пропал без вести. Дата выбытия - 06.1942 года.

Адрес родственников: Жена - Кулмагамбетова Шарипжамал, Акмолинск, ул. Сталина, 72.

( Данные Военного архива Министерства обороны РФ)

     

           

07.05.2010 Астана Новости

О 106-й кавалерийской дивизии, сформированной в Акмолинске весной 1942 года, нет документальных данных. Даже в ЦАМО — лишь справка на полстраницы: дивизия попала в окружение, все документы захвачены противником. В предисловии к областной Книге Памяти даны исторические справки о боевой деятельности 310, 387, 29-й стрелковых дивизий, но нет даже упоминания о том, что в Акмолинске была сформирована 106-я! Только в книге «Поклонимся и мертвым, и живым…» впервые упоминается о кавалеристах-акмолинцах. 

                              Майдан КУСАИНОВ, 

командир поискового отряда «Мемориальная зона»

         

      Добрый день, дорогие друзья!

Впервые за 68 лет, в июне 2010 года в Центральном Архиве Министерства Обороны России г. Подольск  нами найдены важнейшие документы по 106кд, результат этих находок - это хорошо слаженная работа Харьковской и Красноградской команды энтузиастов!!! 

От себя лично и от имени своего народа я БЛАГОДАРЮ всех, кто откликнулся на мою просьбу:Мою замечательную подругу, единомышленника, зам.председателя нашего общества - Татьяну Николаевну Крупу, Танечка спасибо тебе огромное,  не смотря на свою колоссальную занятость, ты всегда была рядом, с тобой вместе мы исколесили не одну сотню километров в поисках следов 106кд.

Леонида Михайловича проделавшего колоссальную работу по документам, проводивший с нами многочасовые консультации, отвечающий на все наши вопросы.Боже сколько Вас терпения и мудрости!!!

Алюсову Алексею Михайловичу установивший более 200 фамилий кавалеристов и  Ржевцеву Юрию Петровичу, ребята Вы  поисковики с БОЛЬШОЙ БУКВЫ!Огромное спасибо за каждую установленную фамилию!За желание сотрудничать с нами!

КРАСНОГРАДСКИЙ КРАЕВЕДЧЕСКИЙ МУЗЕЙ им. П. Д. МАРТЫНОВИЧА, директора музея Наталью Швец и сотрудницу музея Ольгу.

Главу Красноградской районной государственной администрации Николай Мурыгина,мэра города Краснограда В.И. Максим и  председателя районного совета Константина Фролова!!!

За выделенный участок под памятник!!!

"Можно прожить, когда зрения нет,а без людей и жизни нет."

Казахская народная поговорка

        Акт приемки 106кд

  

15 мая 1942 года нижеподписавшиеся комиссия 6-го кав.корпуса в составе председателя старшего лейтенанта Рукина, членов: Ст.политрука Анарияшина, воен-ветврача 3 ранга Петренко, военврача 3 ранга Осипова и лейтенанта Вулава с одной стороны и представителя от 106к.д.майора Борисова с другой стороны, сего числа на основании приказа командира 6к.к. произвела прием 106 кавалерийской дивизии.

Общие данные:

Дивизия приступила к формированию частей в Средне-Азиатском Военном округе с 10 декабря 1941 года по сокращенному штату.

1-го февраля дивизия перешла на новые штаты военного времени.

Дивизия укомплектована личным составом, призванным по мобилизации из Акмолинской, Петропавловской, Кустанайской, Карагандинской, Восточно-Казахстанской, Севеверо-Казахстанской и Павлаградской областей.

Конский состав поступил от народного хозяйства Казахстана вышеперечисленных областей.

Со дня формирования до 25 марта 1942 года дивизия находилась на бюджете Казахской СССР.

На основании приказа Народного Комиссара Обороны, в соответствии с приказом войскам САВО дивизия зачислена в состав АКО с 18 марта 1942 года

28 марта 1942 года дивизия получила телеграфное распоряжение Военного Совета САВО убыть на укомплектование 6-го кав.корпуса.

К погрузке 1-го эшелона приступила 10 апреля сего года, последний 12-й эшелон был отправлен из Акмолинска 28 апреля сего года. 1 эшелон прибыл на станцию Савинцы 28 апреля сего года и последний эшелон прибыл на станцию Савинцы 12 мая 1942 года.

Личный состав: 4091

чел. Из них нач.состав- 351, млад.нач. состав- 611, состав рядовой -3220

Вооружение: Винтовок

-102шт  минометов 50мм -46шт. Минометов 82мм

-18шт. шашек - 3100

       

                           

          

       

     

Политико–моральное состояниеличного состава дивизии в основном здоровое.

Бойцы и начальствующий состав делу партии Ленина- Сталина и Социалистической Родинепреданы.

Председатель комиссии старший лейтенант Рукин

Представитель штаба 6кк майор Борисов 

10.5.42 село